Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: ссылка на автора (список заголовков)
01:26 

Вечно пораженщина (с)
Ночь - продышаться - сглотнуть - и ещё отпить
Я задыхаюсь. Больно. А может - горько.
Я задыхаюсь. Налейте ещё любви
Можно - просто из крана, и нафиг фильтр,
Пальцы - к чужим губам - и чертить восьмерки.
Пальцы застряли в прядях, как в стекловате
(Ценность в воде из крана невелика,
Но я прошу вас - оставьте, не допивайте).
Мне безразлично, на чьей я засну кровати,
Мне наплевать, от чьего я проснусь пинка.
Мне наплевать - наплевательство нынче в моде.
(Ржавчиной (нет, не кровью) горчит вода)
Стрелки второй от полуночи час доводят.

Мне наплевать, кто любит меня сегодня.
Мне - додышать до того, кто любил всегда.

© Нинквенаро

@темы: Нинквенаро, пользователи @дневников, ссылка на автора

01:25 

Вечно пораженщина (с)
Здесь мы расстанемся. Лишнего не люблю.
Навестишь каким-нибудь теплым антициклоном.
Мы ели сыр, запивали его крепленым,
Скидывались на новое по рублю.
Больше мы не увидимся.
Я запомню тебя влюбленным,
Восемнадцатилетним, тощим и во хмелю.

Знали только крайности, никаких тебе середин.
Ты хорошо смеялся. Я помню эти
Дни, когда мы сидели на факультете
На обшарпанных подоконниках, словно дети,
Каждый сам себе плакальщик, сам себе господин.
Мы расстанемся здесь.
Ты дальше пойдешь один.

Не приеду отпеть. Тут озеро и трава,
До машины идти сквозь заросли, через насыпь.
Я не помню, как выживается в восемнадцать.
Я не знаю, как умирается в двадцать два.
До нескорого. За тобой уже не угнаться.
Я гляжу тебе вслед, и кружится голова.

© Вера Полозкова

@темы: Вера Полозкова, ссылка на автора

01:24 

Вечно пораженщина (с)
Такие вот, товарищи, ромашки -
Хожу. Соображаю. И живой -
Жить оказалось, в общем-то не страшно,
Да и вообще - не страшно. Только вот
Все, что сказал, давно зовется - ляпнул,
И вызывает ладно бы смешок...

Но все ж удобный ракурс - морда тяпкой,
Не трогают, и видно хорошо.

© Нинквенаро

@темы: Нинквенаро, пользователи @дневников, ссылка на автора

01:22 

Вечно пораженщина (с)
Бьются и гаснут под небом не чьи-то, но
Наши - всех нас - голоса, -
Мама, не плачь, мы давно посчитаны,
Взвешены на весах.
Судьбу ли винить в творящемся, имя ли -
Только до слез ответ
Прост. Ты не плачь, мы же знали, что выбрали,
Когда выбирали себе
Падать - высокими светлыми башнями,
Жить - на краю войны...

Мама, не плачь - ничего нет страшного
В слове "обречены".

© Нинквенаро

@темы: ссылка на автора, пользователи @дневников, Нинквенаро

01:17 

Вечно пораженщина (с)
Уметь прощать... хотя бы - забывать,
Когда простить совсем уж не по силам.
И помнить - боль - любая - выносима...

И не твердить затертые слова,
И не считать. Не мериться виной,
Вины у нас на каждого довольно,
И преступлений, сделанных невольно,
У каждого свой список послужной.
Но иногда - невероятно больно,
Из памяти накатывают волны,
Не дождь стучится в переплет оконный,
А море бьет. И снова по ночам
Молчание то жжет, то режет горло,
И бьется невозможность разговора,
Точней - возможность только на мечах...

- А кто ж, по-твоему, мне отвечал?

© Нинквенаро

@темы: Нинквенаро, пользователи @дневников, ссылка на автора

01:14 

Вечно пораженщина (с)
Бывший художник, а нынче строитель высотных домов
Нынче вернется с работы чуть раньше, и по дороге
Свернет в магазин за бутылкой вина - ведь сегодня к нему
Придти обещали друзья, с которыми вместе...
Бывший художник скажет "много прошли",
Не уточнив, куда, зачем, и какими путями.

Бывший художник поставит бутылку на стол
(тортик он сам испечет, уж это забыть невозможно),
Усядется в кресло и будет ждать стука не в дверь
А в окно, как когда-то давно, в совсем другой жизни.

Но что характерно. Друзья постучатся - в окно.

Друзья его тоже из странной породы людей,
Точнее, не то чтобы странной, но как ещё их называть,
Если один - бывший поэт (скоро семь лет как хирург)
Второй же - бывший хирург, а нынче сотрудник спецназа?

Пьют они мало, вино здесь скорее как знак,
И знак же - узкий граненый стакан вместо чашки,
Ну а слова - даже меньше, чем знак, и потому
Все трое молчат.

...ведь нельзя рассказать о том, отчего поэт
Берется за скальпель, а хирург - за автомат.

Они просидят до ночи, ну а потом
Так же, без слов разойдутся.

Но поздно ночью
Бывший художник возьмется за карандаш
И будет писать портрет своей ещё не жены...

... а на другом конце города N бывший поэт
Выводит в блокноте:
"Бывших людей не бывает".

© Нинквенаро

@темы: Нинквенаро, пользователи @дневников, ссылка на автора

01:12 

Питерский транзит.

Вечно пораженщина (с)
1.
Вынимаю из себя по нитке
Корешки, связующие звенья,
Ползаю по Питеру улиткой,
Отпусти меня, Петра творенье.
Двадцать пять шагов по коридору
Темной, неуютной коммуналки,
Поцелуи, слезы, разговоры,
Отпускай скорей, тебе не жалко.
Осень за окном стеной маячит,
Рвется, стелет листья под ногами.
Отпусти меня, девчонка-мальчик,
Мы с тобой расстанемся врагами.

2.
Все было быстро: твои недавние
Ссадины, взгляды, красивый профиль,
Музыка, музыка, утро раннее,
Не просыпаясь, – кофе,
Бегство по летним – ты помнишь? – лужам,
Шаг в подворотнях, все ближе, ближе…
Телом, дыханьем, и свет не нужен,
Ты мне шептала: тише…
Поезд, вокзалы, такси, дороги,
Ты за рулем с онемевшим взглядом,
Все было сразу, смеялись боги,
Нам стало тесно рядом.

-
Тебя вынимаю сразу я,
Первая нитка…Красная.

3.
Столько осколков вокруг меня,
Что даже страшно вставать с дивана,
Нужно идти, а они звенят,
Звонко и очень странно.
Нужно идти, а они звенят,
Мне же пора! Это очень важно!
Столько осколков вокруг меня,
Что шевелиться страшно.

4.
У меня в карманах несколько билетов,
Я уже считаю ночи – не на полках,
Никаких вопросов, никаких ответов.
Никакого смысла, никакого толку.
Только бы подальше от ненужных споров.
Вытряхну карманы, разверну билеты:
Этот вот – на завтра, на Кавказ, на море.
Убегу подальше за кусочком лета.
Этот вот – тревогой, северным вокзалом
Я его запомню, вечером и тучей.
Я тебе так много, друг мой, не сказала.
Я тебе…. Быть может, так оно и лучше…

5.
Мне больно, и больнее не бывает,
Ты выстрелил в меня, почти не целясь,
Ведь в этом есть особенная прелесть:
Спокойно спать, когда в тебя стреляют.
Потом проснуться с вывернутым сердцем,
И поползти, цепляясь им за шпалы.
Мне, видно, в сладком кофе не хватало
Каких-нибудь, особо жгучих, специй.
И жабрами песок перетирая,
Гребу к воде тупыми плавниками.
И то, как предал все, что было с нами,
Я не забуду, я – запоминаю…
-
Кажется, будто бы я умираю:
Длинная нитка, вторая.

6.
Просто утро встретило туманом,
Дождь напомнил о зонте забытом.
Просто я проснулась слишком рано,
Опрокинув кофе недопитый.
Просто очень холодно и сыро,
Простудилась, промочила ноги.
Ветер мажет слякотью, проныра,
Гонит прочь по вязнущей дороге.
Просто лето будет так нескоро.
И цветы завяли в коридоре,
Просто утром мрачен этот город.
Просто очень хочется на море…
Просто я во сне не долетела
До весенней неба акварели,
Я купить у сентября хотела
Полчаса из теплого апреля.
Осень мне в лицо швырнула сдачу,
Расплатилась серым листопадом.
Вот поэтому я чуть не плачу,
А не потому, что ты не рядом.

7.
Питерским транзитом, жесткий промежуток
Пережить и дальше втиснуться в орбиту.
Мне осталось мало, менее двух суток,
Чтоб себя уверить в том, что все забыто.
Отпусти Фонтанкой под мостом плескаться,
Отпусти трамваем дребезжать по рельсам.
Отпусти, мне нужно скоро возвращаться.
Отпусти, мне нужно где-нибудь согреться.

8.
Успокойся, девочка, плакать мы не будем.
В тамбуре по стеклам капает вода.
Что вы странно смотрите? Вы ведь тоже люди.
Будто вы не плакали вовсе никогда?
Успокойся, солнышко, девочка родная.
Все пройдет, конечно, что же ты грустишь?
Все теперь получится, я ведь точно знаю.
Успокойся, девочка, не реви, малыш.
-
Я дерну – и ты пропадешь бесследно.
Третья нитка, последняя.

9.
Все правильно: не нужно мне звонить.
Не стоит сердце отрывать частями.
Ты был – и нет, о чем тут говорить?
И только километры между нами.

Я память зажимаю в кулаке,
И прошлое, конечно, не вернется.
Но столько боли в не твоем звонке,
Что, кажется, весь мир сейчас взорвется.

10.
Заглушить бы волною Невы
Все, с тобой проведенные, годы,
Чтобы видеть лишь свет синевы,
И бегущие вдаль теплоходы.
Долгим выдохом выпущу грусть,
Все, что тянется нитью больною.
Я к тебе никогда не вернусь,
Я тебя заглушила Невою.

© Лия Киргетова

@темы: Лия Киргетова, ссылка на автора

01:09 

Вечно пораженщина (с)
Осень должна тебе сотни книг, написанных о любви,
Сотни разгаданных писем, загадок, отсутствие бед,
Тёплые ночи, лучшие песни, избавление от ОРВИ.
Ты родилась и осень за это должна тебе.

Нежное солнце целует плечи и мягкие пряди,
Чистые капли стекло лобовое лижут,
Местные грозы учат любить нас, не глядя.
Ты родилась, и дождь стал как будто бы ближе.

Осень сама и не верит в свои прогнозы,
Верит в красивые фразы, чужую власть.
Желтые листья, ветры, дожди и грозы
Шепчут: «Спасибо большое, что ты родилась»

© метилендиоксиметамфетамин

@темы: ссылка на автора, пользователи @дневников, метилендиоксиметамфетамин

01:07 

Вечно пораженщина (с)
мало ли кто приезжает к тебе в ночи, стаскивает через голову кожуру,
доверяет тебе костяные зёрнышки, сок и мякоть
мало ли кто прогрызает камни и кирпичи, ходит под броней сквозь стужу или жару,
чтоб с тобой подыхать от неловкости, выть и плакать
мало ли кто лежит у тебя на локте, у подлеца,
и не может вымолвить ничего, и разводит слякоть
посреди постели, по обе стороны от лица

мало ли кто глядит на тебя, как будто кругом стрельба,
и считает секунды, и запоминает в оба:
ямку в углу улыбки, морщинку в начале лба,
татуировку, неброскую, словно проба
мало ли кто прошит тобою насквозь,
в ком ты ось,
холодное острие
мало ли кто пропорот любовью весь,
чтобы не жилось, -
через лёгкое, горло, нёбо,
и два года не знает, как сняться теперь с неё

мало ли кто умеет метать и рвать, складывать в обоймы слова,
да играть какие-то там спектакли
но когда приходит, ложится в твою кровать, то становится жив едва,
и тебя подмывает сбежать, не так ли
дождь шумит, словно закипающий чайник, поднимаясь с пятого этажа на шестой этаж
посиди с бессонным мало ли кем, когда силы его иссякли
ему будет что вспомнить, когда ты его предашь...

© Вера Полозкова

@темы: ссылка на автора, Вера Полозкова

01:05 

Вечно пораженщина (с)
когда нет тебя, ничего на твоем месте - нет,
когда ногтями в запястье
или - пальцами по стене,
когда - не кричать, не сметь, каменеть, застывать,
(не то, чтобы стыдно - а просто всем наплевать),
когда поднять не голову, только глаза - с трудом,
когда грудь прорастает серым и грязным льдом,
когда покрываются ржавчинной коркой слова,
когда не хочешь предать, но не можешь не предавать,
когда понимаешь, что хочется только - дышать,
душа забывает, зачем людям нужна душа,
и медленно сворачивается в удар.

Неважно уже,
зачем,
по кому,
и куда.

© Нинквенаро

@темы: пользователи @дневников, ссылка на автора, Нинквенаро

00:51 

Простая история.

Вечно пораженщина (с)
Хвалю тебя , говорит, родная, за быстрый ум и веселый нрав.
За то, что ни разу не помянула, где был неправ.
За то, что все люди груз, а ты антиграв.
Что Бог живет в тебе , и пускай пребывает здрав.

Хвалю, говорит, что не прибегаешь к бабьему шантажу,
За то, что поддержишь все, что ни предложу,
Что вся словно по заказу, по чертежу,
И даже сейчас не ревешь белугой, что ухожу.

К такой, знаешь, тете, всё лохмы белые по плечам.
К ее, стало быть , пельменям да куличам.
Ворчит, ага, придирается к мелочам,
Ну хоть не кропает стишки дурацкие по ночам.

Я , говорит, устал до тебя расти из последних жил.
Ты чемодан с деньгами - и страшно рад, и не заслужил.
Вроде твое, а все хочешь зарыть, закутать, запрятать в мох.
Такое бывает счастье, что знай ищи, где же тут подвох.

А то ведь ушла бы первой, а я б не выдержал, если так.
Уж лучше ты будешь светлый образ , а я мудак .
Таких же ведь нету, твой механизм мне непостижим.
А пока, говорит, еще по одной покурим
И так тихонечко полежим.

© Вера Полозкова

@темы: Вера Полозкова, ссылка на автора

16:37 

Вечно пораженщина (с)
Повторяю, как мантру, каждый день, каждый день, надо слушать команды, надо верить в людей, надо голову выше, надо пальцы в зажим, по сверкающей крыше, полетим, побежим, надо выехать в гости, надо выпить вина, но от боли и злости я сегодня пьяна, сердце сердится остро, и работать пора, на Васильевский остров я приду умирать.
Я зеркальный осколок из кривого стекла, я закончила школу и из дома ушла, выйду к осени в сени: "Не печалься, не верь", я собака на Сене, я хомяк на Неве. Не себе и не людям, ни туда, ни сюда, раз такую не любят - прощевайте тогда. Хоть ромашек нарвите, ешьте - суп на плите. Зеркала ненавидят отражать свою тень.
Я бы всё разметала по собачим чертям, расплавляя металлы, голову очертя, я бы спряталась в почву, под бетонный настил, я уверена точно, что Зевес бы простил.
Только капли стекают по замерзшим рукам, я совсем не такая, я подвластна векам.
И звенит колокольно из давнишней мольбы: "...быть бы мне поспокойней. Не казаться. А быть."

© izubr (Аля Кудряшова)

@темы: izubr (Аля Кудряшова), ссылка на автора

16:36 

Вечно пораженщина (с)
Вы знаете - что такое флейта? Что такое серебро на губах?
Это когда сколько звуков не лей ты - мелодию вздохом перебивает Бах.
И рвется музыка, симфонией, недожестом, горячим призвуком, пеною на волне,
И веки дрожат в необъяснимом блаженстве, и каждый звук вздохом живет во мне.
Это страшнее любви, объяснения на свету, это больнее, чем удар любимой руки.
Это, если ты птица, понимать на лету, что не долетишь до середины реки.
Вы знаете, что такое флейта? Это когда проза становится песней,
Это когда грудная твоя клетка становится для тебя тесной,
Ты грызешь фальшивое серебро, выдувая нежность стиха.
А что-то давит тебе в ребро, вынуждая не выдыхать.
Что такое флейта? Клапанная дорога, каждым шагом - на лезвие, каждым шагом на звездный шов.
А мальчик Сережа вышел искать Бога, и до сих пор ищет, и главное, чтоб не нашел.
И здесь не будет мажора, три бемоля в ключе, ищи меня, ищи, я не приду, не откликнусь на нежный зов,
И ты не спросишь меня, не будешь спать на моем плече, сложно постигнуть высшее, не понявши азов,
Ты погибнешь на входе, ты вскинешь брови, застыв в безрадостном понимании,
А в мире давно уже нет любови, есть только ветер, и трава, и есть: "Спасибо, пожалуйста, за внимание",
Ты знаешь, мы точно встретимся летом, так что волнуйся, зови, дрожи,
Смотри, как ели трясут лапами.
Ты знаешь, что назвается флейтой - флейтой зовется моя жизнь.
Переставай нажимать клапаны.

© izubr (Аля Кудряшова)

@темы: izubr (Аля Кудряшова), ссылка на автора

16:32 

Вечно пораженщина (с)
Моё кун-фу сильней твоего кун-фу, мое теперь сильней твоего всегда, а солнце бьет апрелем - в моем шкафу зазеленела высохшая еда. Глотай свой кофе, утренний карт нуар, мотай из дома, завтрака не доев, тебе сегодня выдали мануал, в котором семь решений - от с до е.

Сейчас, ты знаешь, верно такой прогноз - заложен нос, беда, авитаминоз, что каждый разгребает родной занос, рыдает, нарывает из-под заноз. Такое время - сердце уже течет и пенится, и цвет у него кровав. Ну, это будто завтра уже зачет - а ты еще учебник не открывал. Как будто все готовы - а ты один, а ты грызешь науку, как сын бобра. Послушай, ну, не мучайся, мы сдадим, ведь ты везунчик, черт бы тебя побрал.

Чудак, ну, почему тебе каждый день - чтобы себя любимого обижать, у Бога миллиарды таких людей, ему ведь тоже хочется убежать, ему решать безвыходный этот квест, сушить на батарее твои носки, послушай, на себе ты поставил крест - так дай ему не вымереть от тоски, проснись с утра, зажмурься от теплоты, рассыпь вокруг горячее серебро, он рассмеется,видя, что счастлив ты. И будет гром. Неистовый майский гром.

А остальное, знаешь ли, пустяки, а ты идешь и птицы тебя зовут, а ты горишь, хохочешь, орешь стихи, в твоих ушах безумствует Азнавур, на темных ветках сказочная сурьма, а на щеках - румянец во весь размах, с тобою редко кто не сойдет с ума, о нем бы сочинения в трех томах. И пусть он смотрит будто на дурака, пусть кутается в замызганное пальто, а ты поешь - и мир у тебя в руках, слова не те, зато настроенье - то.

Судьба, похоже, знает, кого пинать, кому вставлять по самое не грусти, а ты пират, ты выскочка, ты пернат, ты светел головой и летуч в кости. Да блин горелый - лучше и не найти - и мягок, и улыбчив, и чуть суров, тебе еще ведь нету и тридцати - а ты умен, как тыща профессоров, , ты носишь непомерно большой рюкзак - иначе как-то слишком легко ходить, ты носишь свет на пальцах, огонь в глазах и облако, согретое на груди.

Тебе даются цифры и языки, ты море слов, ходячий набор цитат, и отпусти синицу-то из руки, ей тоже, знаешь, хочется полетать. И хватит, хватит, хватит себя жалеть, реветь в кулак и плюхаться на диван, ты столько раз использовал мой жилет, что я себе купила another one, такой красивый, желтый с отливом в синь и прежнего немножечко подлинней, мне даже как-то жалко его носить, но, думаю, нам хватит на пару дней.

Шестое пропечаталось не ахти. Не знаю даже, как и произнести.

Единственное, что хочется предложить, пускай в шестом не будет вселенских сил, давай-ка мы попробуем просто жить, смотри какой жилетик с отливом в синь. А под ногами дергается канат, ты морщишь морду, как шаловливый скунс. Смотри - зачетка отдана в деканат, а нашу жизнь продлили еще на курс.


Пиши - метровыми буквами на забор - чтоб всем бы феличита.
А ты не то что не выучил назубок - ты даже не прочитал.

© izubr (Аля Кудряшова)

@темы: izubr (Аля Кудряшова), ссылка на автора

16:27 

Childfree.

Вечно пораженщина (с)
Когда я захожу в кафе и вижу за столиком людей с детьми, то выбираю место к ним спиной. Когда я захожу в парк и вижу много людей с детьми, я выхожу из парка. Когда я захожу в метро и вижу детей на скамейке, я иду в другой конец вагона. Наверное, у психиатров есть для этого специальное слово. А я просто хочу быть свободной от присутствия детей. Потому что дети - они такие маленькие, такие мягкие, такие зайки и цветочки; они пахнут молоком (ненавижу молоко кстати) и карамелью (карамель ненавижу), хочется их схватить, прижать, обернуть платком, и бежать, бежать, через темный лес, сбивая ноги, от огней подальше, от собачьего лая, озираясь, скуля, замирая, туда, где родители не достанут. Зарывать их в мох и потом караулить, отгоняя нечисть и комаров. И твердить в помешательстве: не отдам, не отдам девочку, не отдам мальчика, зная, что не моё, что догонят, отнимут, и вилы в бок, чтоб не скалилась, чтоб не зарилась, чтоб не портила, не пугала чтоб. Не впивалась чтобы губами в лоб, не баюкала, не качала, от нежности не дичала, не доила кровавое молоко, не водила по полю далеко, где васильки и где маков цвет, и не грела чтоб, не любила, нет.

И всё время сбиваюсь на белый стих; есть специальное слово: псих. И вот, такая вся чайлдфри, ем в кафе свой картофель фри, сидя спиною к гостям с детьми, чувствуя всеми своими костьми, как дышат дети с ясными лицами, как бьются венки между ключицами. Вот они, фрукты чужой любви, - ходят, двигаются, говорят, так и должно быть, так и должно. Только в моей любви, как в домино: пусто-пусто семь раз подряд. Женщины с бедрами чуть пошире милым моим сыновей рожают, а я привыкла, что я чужая, но иногда меня накрывает: хочется тупо мочить в сортире женщин с бедрами чуть пошире. Хватать детей, завернув в платок, бежать через город и через лес, стыда не ведая, страха без, и огрызаться седой волчицей, когда с дрекольем, когда с милицией. И это глупо, и это дико - видеть, как горе мое многолико, оно толпится, оно хохочет, оно повсюду меня не хочет. Я б стала спокойной, как Лао-Цзы, но меня перманентно ебут отцы, ебут, а потом уезжают к детям ну и еще к матерям вот этим. И я говорю себе: не ори, ты не такая, ты чайлдфри.

© Анна Ривелотэ

@настроение: some more белого стиха

@темы: ссылка на автора, Анна Ривелотэ

16:22 

Вечно пораженщина (с)
Ты стони над ней, ты плачь по ночам над ней, или что там еще умеешь - тебе видней, а меня не слушай, я-то давно на дне,
Вот уж сорок дней.

А она рыжа в кудрях, а она тонка, а она открывает дверь тебе до звонка, а она легка в кости и в руках мягка -
И нашла себе дурака.

Ты в обиду ее не даешь, ты вообще хорош, ты пуд соли ешь, последний ломаешь грош, ты ее защищай от бури и от порош,
А меня не трожь.

Вам-то в рай, вам нынче каждый дворец - сарай, примеряй ее, придумывай, притирай, ты в ее огне, в руках у нее сгорай,
А меня - сдирай.

Ты бросай плащи под ход ее колесниц, ты пиши ей "только без меня не усни", ты мотайся по дорогам и падай ниц
От ее ресниц.

Вырезай меня, под горло, под корешок, закрывай на ключ, остатки сложи в мешок, если был вопрос - то он навсегда решен,
А ответ смешон.

Ты иди себе, не смотри, как я здесь стою, ты, дурак, мою пригрел на груди змею, думал, я хожу по струнке, всего боюсь,
А вот я смеюсь.

Так что ты ее люби, кувыркайся с ней, езди в лес, ходи ботинками по весне, обнимай ее, прижимайся еще тесней,
А со мной - не смей.

А она в такие верует чудеса, пусть она запомнит все твои адреса, у нее в глазах открытые небеса,
У меня - джинса.

Только ты ее не пусти, ты сжимай в горсти, пусть она у тебя не плачет и не грустит, а когда она устанет тебя пасти -
Ты ее прости.

Пусть она тебя разденет, пусть оголит, ведь она живет, внутри у нее болит, пусть она тебя возрадует, окрылив,

Для моих молитв.

© Вера Полозкова

@темы: ссылка на автора, Вера Полозкова

16:20 

Вечно пораженщина (с)
Сколько их сидит у тебя в подрёберье, бриллиантов, вынутых из руды, сколько лет ты пишешь о них подробные, нескончаемые труды, да, о каждом песенку, декларацию, книгу, мраморную скрижаль – пока свет очей не пришлет дурацкую смску «Мне очень жаль». Пока в ночь не выйдешь, зубами клацая, ни одной машины в такой глуши. Там уже их целая резервация, этих мальчиков без души.

Детка-детка, ты состоишь из лампочек, просто лампочек в сотню ватт. Ты обычный маленький робот-плакальщик, и никто здесь не виноват. Символы латинские, буквы русские, глазки светятся лучево, а о личном счастье в твоей инструкции не написано ничего.

Счастье, детка – это другие тетеньки, волчья хватка, стальная нить. Сиди тихо, кушай антибиотики и пожалуйста, хватит ныть. Черт тебя несет к дуракам напыщенным, этот был циничен, тот вечно пьян, только ты пропорота каждым прищуром, словно мученик Себастьян. Поправляйся, детка, иди с любыми мсти, божьи шуточки матеря; из твоей отчаянной нелюбимости можно строить концлагеря.

Можно делать бомбы – и будет лужица вместо нескольких городов. Эти люди просто умрут от ужаса, не останется и следов. Вот такого ужаса, из Малхолланда, Сайлент Хилла, дурного сна – да, я знаю, детка, тебе так холодно, не твоя в этот раз весна. Ты боишься, что так и сдохнешь, сирая, в этот вторник, другой четверг – всех своих любимых экранизируя на изнанке прикрытых век.

Так и будет. Девочки купят платьишек, твоих милых сведут с ума. Уже Пасха, маленький робот-плакальщик. Просто ядерная зима.

© Вера Полозкова

@темы: ссылка на автора, Вера Полозкова

16:17 

Призывное. Тебе.

Вечно пораженщина (с)
давай ты приедешь и будешь меня смешить
и будешь меня целовать, подзабив на прохожих
давай мы случимся и будем, и все-таки жить
ужасно забавно, когда так чертовски похожи
когда за сестер принимают на фото и врут,
что мы как близняшки, а мы улыбаемся знойно
и ты мне в глаза улыбаешься "как мог ты, брут?"
а я обнимаю тебя и тепло, и спокойно.
давай мы поедем на дачу и будем стрелять
из сломанных пестиков целясь в распухшие дыни
и мама нас будет напрасно до вечера звать
домой и грозиться, что скоро шарлотка остынет
машина пропахнет особенным яблочным да
и нежность моя будет редкой и терпкой приправой
ты знаешь, я верю, любовью берут города!
давай, по пути еще много пустынных заправок
где можно комкать бутерброды и лопать под звук
несущийся к нам из колонок от радио нежность
где я уплываю в кольце твоих ласковых рук
давай до лужков. говорят, там вполне безмятежно...

© майя_Koffsky

@темы: майя_Koffsky, ссылка на автора

16:15 

Зарисовки на манжетах.

Вечно пораженщина (с)
катя ходит в смешных очках, надевает платья одно другого чудней,
катя лето проводит в крыму, влюбляется в маленького торчка, да и бог с ней...
таня любит катю, прощает ей все, даже то, что не стоит прощать,
она покупает ей новое платье и отказывается сообщать
его стоимость. только марку и цвет - остальное не важно, поверь.
кате 27 лет. где-то у нее внутри спит ласковый умный зверь.
катя ходит в балетках, лосинах, в чалме, рисует иероглифы на руках,
таня говорит, если изменишь мне, тебя покарают и будда твой, и аллах,
даже их православного бога в свидетели притащу...
катя говорит: ее для меня так много, но я ее не отпущу.
пусть, говорит катя, она немного скучна, молчалива или брюзжит с утра,
но она сносит мои капризы, когда я мрачна, балует меня, а вчера
представляешь, подарила котенка, он плачет и плачет, такой смешной!
ужинать будешь со мной?
а таня не вылезает из брючных костюмов, часто цитирует ведомости и лжет.
ее телефон - раскален поминутно. она действительно любит свою женщину, она ее бережет
от плохих новостей, падения курса доллара, простой арифметики
понимания цен в магазине, от обвинений в патетике,
в детскости, в нежелании видеть жизнь, как она есть и в прочих грехах...
если бы таня была мальчиком, честное слово, не долго бы ей ходить в женихах.
катя наверное тоже (черт!) любит ее. да наверное, как-то по своему...
но недавно у нее в любовницах сменилась новая девочка. (там их всегда обойма)
это не мешает ей ревнивно названивать тане, требовать отчета о действиях каждые полчаса
и когда они наконец оказываются в ванне, тихо и трепетно гладить по волосам.

© майя_Koffsky

@темы: майя_Koffsky, ссылка на автора

16:14 

Виски и лёд.

Вечно пораженщина (с)
виски и лед. холодное дно бокала.
что-то ведь грело? грело, но перестало
жду вот, когда ты посмотришь - ну так, особо
пока же вот - хмель и солод, да, хмель и солод.
виски и лед. и руки мои к стеклу
очнуться бы утром с тобою и на полу
скрывать стыдливо: синяк и еще синяк
ну как получилось? как?
а на работе пить чай, обжигать губу
саднящуюю поцелуями - берегу
твои письмена на теле моем - санскрит
что он говорит?
и горло кутать плотнее в шарф шерстяной
смотреть: ты целуешься не со мной
скучать, и в контакте поставить статус "вдова"
а после добавить "клико". я жива, жива - но
виски и лед. жжет горло, в висках тепло
я ведьма, ведьма - вот вспрыгну на помело
и только меня и видели - поутру
я наконец твои номера сотру
из аськи, из телефона, из гуглтолк...
а то вот - что?

виски и лед. растаял. на дне бокала.
а что-то ведь было? ну, видимо было мало.

© майя_Koffsky

@темы: майя_Koffsky, ссылка на автора

Современная лирика. Цитатник

главная