Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: ссылка на автора (список заголовков)
01:28 

Вечно пораженщина (с)
И хочется лечь, завернуться в небо, от всех сквозняков подоткнуть бока...А серая армия дона Рэбы с утра маскируется в облака. Куда ни посмотришь - повсюду рати, подмокшая вата саднит в груди...И я выхожу их встречать в халате, в носках, мизантропии, бигуди. Я режу огурчик, соленый, вялый, нектар для моих дорогих гостей...И осень засаленным одеялом уже застелила мою постель.

-О, Господи, дай мне...
- Возьми сама.
- Сходить за кефиром. Сойти с ума.
И я не мыслю себя без виски, янтарных колосьев вторая власть, была бы я киской - купила вискас, а так - по октябрьски надралась. Цепная дворняга, калачик света тащу по команде "Пошла! Апорт!", мне хочется даже прослыть поэтом - ведь это, по сути, престижный спорт. Четвертая рифма, вода седьмая, не вижу, не слышу, иду на Вы...Как милой бедняжке дожить до мая? Бедняжки к морозам уже мертвы.

О Господи, я же...
- Уже не я.
Расти до отметки. Срастить края.
И я засыпаю, зажав аорту в промокшей, осенней, чужой горсти, промозглое время - другого сорта, уже не способное прорасти, последнее, злое, не мякишь - сажа, скребу по сусекам, держусь в руках, а в общем, родные, совсем не скажешь, что я препарирую облака. Прости меня, милый, за эту силу, хохочет в кармане картонный черт. Я просто хотела, чтоб все красиво. Он садит меня на свое плечо.

О, Господи, слева!
- Смотрю, держись.
Играю на вылет. Играю в жизнь.

© Мария Хамзина

@темы: Мария Хамзина, ссылка на автора

01:24 

Быть или не...

Вечно пораженщина (с)
Время не лечит, но делает нас радушней, и равнодушней, как правило, по ночам. Жаль, никогда не взбивали мою подушку тонкие пальцы бродячего скрипача, жаль, никогда...это больше уже не жалит, схватит, отпустит, и все, проходи, живи. Мы бы взорвали все наши миры, пожалуй, если бы я не боялась твоей любви. Время не терпит, когда вспоминают бывших, крутится жизнь, не давая сойти с тропы..."Да, не сошлось"- с ностальгией друг другу пишем, члены кружка "Фотография для слепых". Мы - огого, мы могли бы, но лень и глупо, ветер закружит, помчится наперерез... "Помнишь, как мы..."- я до крови кусаю губы, помню, как мы не попали в страну чудес. Ты извини, бьется в клетке моя синица, новый амант, феерически, бла-бла-бла.В каждом из них я искала твои ресницы, руки, и лоб...и пока еще не нашла.

© Мария Хамзина

@темы: Мария Хамзина, ссылка на автора

08:53 

Вечно пораженщина (с)
"Любимая, молю влюбленный:
Переходите на зеленый,
На красный стойте в стороне;
Скафандр наденьте на Луне,
А в сорок первом, Бога ради,
Не оставайтесь в Ленинграде...
Вот все, что в мире нужно мне."
© А. Аронов



устала от бесконечности юзерпиков, от незнакомых в сущности отражений, ладонь легко накрывает чужие блики, легко охотится хоть и без снаряжения за счастьем, значимым исключительно для другого, для крайнего, для чужого и не такого, а жизнь ложится в ложку икрой соленой и молвит "вам обязательно на зеленый". вам нужно счастье молча держать за плечи, вам хорошо бы в общем-то поберечься, не стыть, не плакать и не морозить ноги, ну и конечно, не слова теперь о боге.

устала от бесконечности напряжений, от слов, от страсти, от яркости выражений, от бесконечной нежности до озноба, от каждого моего "давай", и твоих "вот чтобы...". от этой вот осторожности очевидной, от нежности до смешного пустой, обидной, такой вот выхлощенной, лишенной и самой сути. не обессудьте...

мой город холоден. утро втекает в полдень. рассвет жеманен и бесконечно липок. я выжат, жалок, смешон и, наверное, голоден без твоих обид и моих ошибок. ты где-то ходишь, учишь меня прощаться, не ждать, не помнить, стать, наконец, взрослее... а мне хотелось бы вовсе не возвращаться, туда, где почему-то меня жалеют. а мне хотелось бы все повернуть иначе, воткнуть печаль как кинжал наконец-то в ножны, забыть, что ты когда очень скучаешь - плачешь, забыть, что и я, к сожалению, тоже...

устала от бесконечности юзерпиков. от нервной своей реакции на зеленый. моя ладонь приемлет тебя как пику - легко, кроваво, выспренно и влюбленно.

© майя_Koffsky

@темы: майя_Koffsky, ссылка на автора

08:51 

А она. Монолог одной кошки.

Вечно пораженщина (с)
а она ждала ее. верила целый год: вот-вот нагуляется, может простит, вернется... она ждала ее. что ей еще остается? героям вобщем-то редко вот так везет - рядом другая, с тонкой прямой спиной, с россыпью рыжих - от уха и до ключицы.... сладко с ней спится, думается, молчится - утром ли вечером в пасмурный выходной. греет ей гренки, намазывает ли сыр ей, укрывает колени постылым банальным пледом - она сходит с ума, она ищет ее по следу, и идет за ней, слышишь?, даже в страну теней. говорит ей, послушай, ну мы же пара, помнишь, как ты заглядывала в глаза, помнишь, как плавились от сырого пара,
от искушения, что хочется и нельзя?

а она отгораживалась, болела, выбирала курорты дороже, а вина тоньше. два месяца ничего не ела (рвало), худела, придумала себе роман с кем-то там из Польши, все друзья поверили, провожали, а она с воказала брела домой. выходные - день напролет в пижаме, между плесневым сыром, кино и мной. терпко прижималась ко мне боками, гладила в позаушье, шумела водой в душе,
трогали леденющими своими руками, говорила все время "знаю же как лучше".

а она ждала ее, мелочи для нее выбирала: тут сумку, тут шарфик, а там заколку, говорила я тебя потеряла, говорила - словно в дыму иголку. говорила, что тебе твои те и эти, я хочу пеленать тебя в руки, ты по ночам все скидываешь одеяла, говорила, мне нужны твоего голоса звуки, мне тебя слишком мало. провожала утром ее в магазины, на руку натягивала колготки, выбирала к ее пежо резину, ни разу не назвав ее идиоткой.

ну что я тебе рассказываю, ты же и сам все знаешь. они конечно же помирились, вылились негой в лето. она перестала мне наливать молоко и отдавать котлеты. и я скучаю по ней, очень по ней скучаю....

© майя_Koffsky

@темы: ссылка на автора, майя_Koffsky

08:47 

Мои надобности.

Вечно пораженщина (с)
мне нужно любить тебя, гладить и говорить,
что это сейчас болит, а потом перестанет,
что в этом году сентябрь со стуком ставен
придет, когда будем ягоды мы варить.
придет погадать на картах про наш приют,
про ту круговерть, что нас тащит с тобой по свету,
что горше тебя и прекрасней царевны нету,
а менестрели как я уже не поют.

мне нужно любить тебя, веровать в тишину -
в святую юдоль для прохвостов и голодранцев,
где нам раздают не нимбы - вино и ранцы,
и ядра для путешествия на луну.
вот мы - вылетаем в мир на своем ядре,
я в ухо тебе шепчу продолженье сказки
о старом коте, о мышке, что любит краски
и их романе... палец твой на бедре -

мне нужно любить тебя. это стучит в висках
вбиваю вот так в смс, в телеграммы, в рифмы...
я буду - ты знаешь? - носить тебя на руках
и мне это нужно. да! я влюбилась, влипла!
смеешься? здорово! нежность растопит боль.
пишу тебе красным поверх побелевших бедер
сентябрь наступит. пойдем по грибы и вроде -
я где-то слышал, будто у нас любовь.

© майя_Koffsky

@темы: ссылка на автора, майя_Koffsky

22:09 

Вечно пораженщина (с)
Око за око - так этот мир устроен?
Правда горчит в глазницах бесполой бездны.
Я соглашусь, что полный лентяй и бездарь,
Но никогда, что дело мое пустое:
Выжечь себя безжалостно, безвозмездно...
Мир принимает ставку, повысив втрое.

© Rowana

@темы: ссылка на автора, Rowana, пользователи @дневников

21:39 

Вечно пораженщина (с)
В пальцах кровит рубин -
Тяжко, поверь, молчать.
Пламя хмельных рябин,
Жар твоего плеча,

Холод твоих волос.
Пламя рябин дрожит.
Все, что хотел, сбылось,
Я пред тобой - держи.

Красной рекой к губам
Кровь ли, рябины сок?
Кто я: жена, раба?
Ветром в лицо песок.

Полно, в глазах рябит,
Звезды в руках звенят.
Горечь хмельных рябин,
Не отпускай меня.

© Rowana

@темы: ссылка на автора, пользователи @дневников, Rowana

21:21 

Вечно пораженщина (с)
Я обещала курить к октябрю – и вот
Ночь мокрым носом тычется мне в живот,
Смотрит глазами, влажными от огней,
Джаз сигаретным дымом струится в ней,
И все дожить не чаешь – а черта с два:
Где-то в апреле только вздремнешь едва –
Осень.
И ты в ней – как никогда, жива.

Где-то в апреле выдохнешься, устанешь,
Снимешь тебя, сдерешь, через плечи стянешь,
Скомкаешь в угол – а к октябрю опять:
Кроме тебя и нечего надевать.

Мысли уйдут под стекла и станут вновь
Бабочками, наколотыми на бровь
Вскинутую твою – не выдернешь, не ослабишь.
Замкнутый круг, так было, ты помнишь – как бишь? -
Каждый день хоронить любовь –
Это просто не хватит кладбищ.

Так вот и я здесь, спрятанная под рамы,
Угол урбанистической панорамы,
(Друг называл меня Королевой Драмы)
В сутки теряю целые килограммы
Строк – прямо вот выплескиваю на лист;
Руки пусты, беспомощны, нерадивы;
Летом здорова, осенью – рецидивы;
Осень – рецидивист.

Как ты там, солнце, с кем ты там, воздух тепел,
Много ли думал, видел, не все ли пропил,
Сыплется ли к ногам твоим терпкий пепел,
Вьется у губ, щекочет тебе ноздрю?
Сыплется? – ну так вот, это я курю,
Прямо под джаз, в такт этому октябрю,
Фильтром сжигая пальцы себе, - uh, damn it! –
Вот, я курю,
Люблю тебя,
Говорю –
И ни черта не знаю,
Что с этим делать.

© Вера Полозкова

@темы: ссылка на автора, Вера Полозкова

18:12 

Я ей...

Вечно пораженщина (с)
Я ей говорю: осторожней на поворотах,
Другая мне нравиться, слышишь? В ответ - ни звука.
Она все раскладывает мысли мои по сотам
И еле заметно кладет на плечо мне руку.

Я ей напишу: запомни, я - взрослый мальчик,
Моя жизнь - рулетка, а взгляд - холостой лишь выстрел.
Она улыбнется, прочтет и подумает - мол, обманщик.
И будет права, черт возьми! Эта истина - выше истин.

Я ей закричу: уходи, ну зачем ты пришла, возникла
Откуда? Разрушила мир мой, оставив мне только ветер!
Другая (вот та!) - ушла бы, рыдала, поникла,
А эта смеется заливисто так, как смеются дети.

Я ей прошепчу: мне нужен лишь тот, кто нужен.
Мадам, ну давайте мы все же не будем в ответе
За тех, кого по... Она мне - ты, верно, простужен
И шарф поправляет.

Нет ближе ее на свете.

© Елена Глазева

@темы: Елена Глазева, ссылка на автора

17:46 

Вечно пораженщина (с)
Я тут недавно встретила свое прошлое - оно все так же
сидит перед компьютером и у него все те же царапинки на запястье.
Знаешь опять весна, а я снова брошена, то есть все та же -
мелкая, неуютная, солнце в глазах и руки в чернильной пасте.
Время не режет - просто меняет рейтинг,
Вроде бы был ребенок - теперь божок,
Холодно,- плачет,- холодно мне, согрейте!
Только ухватишь за руку- обожжет.
Слушай, до нас ему, в общем-то мало дела,
Так, проходя, морщинку смахнуть с чела,
Знаешь, я даже помолодела,
Снова линяю в гости по вечерам.
То есть бежать, бежать- и всегда на старте,
Вроде бы так старалась, жила росла,
Помнишь, была такая- ни слов, ни стати,
Вот и теперь примерно такой расклад.
Даже не ясно- девочка или мальчик.
А разобраться так и не довелось,
Помнишь ходил дракончик, ночной кошмарик,
Зыркал недобро, цепко из-под волос.
Брызгалась лампа искорками в плафоне,
Ноги росли, плыла голова, а ты
Жил у меня паролем в телефоне-
Те же четыре буквы для простоты.
Слышишь- ее не трогать, она укусит,
Или засадит в горло свою любовь,
Время застало меня на третьем курсе,
Дав мне четыре года побыть любой.
То есть побыть собой. Ну скажи на милость,
Дергалась, трепыхалась- и хоть бы хны.
Ты вот ну хоть чуточку изменилась,
Кроме короткой стрижки в разводах хны?
Видимо, слишком мало тебя пороли,
Мало стучали в темечко мастерком.
Ходишь, запоминаешь его паролем,
Мечешься, забываешь его стихом.
Время не лечит- просто меняет роли,
После спектакля- то же виток судьбы.
Если его набиваешь паролем,
Значит, не сумеешь его забыть.
Что же, не веришь? Радуйся, смейся, спейся,
Мучайся, издевайся, на том и стоим.
Только ты снова щелкаешь по бэкспейсу,
Только он снова сниться тебе своим.

© izubr (Аля Кудряшова)

@темы: izubr (Аля Кудряшова), ссылка на автора

04:01 

Вечно пораженщина (с)
Когда Стивен уходит, Грейс хватает инерции продержаться двенадцать дней.
Она даже смеется - мол, Стиви, это идиотизм, но тебе видней.
А потом небеса начинают гнить и скукоживаться над ней.
И становится все темней.

Это больше не жизнь, констатирует Грейс, поскольку товаровед:
Безнадежно утрачивается форма, фактура, цвет;
Ни досады от поражений, ни удовольствия от побед.
Ты куда ушел-то, кретин, у тебя же сахарный диабет.
Кто готовит тебе обед?

Грейси продает его синтезатор - навряд ли этим его задев или отомстив.
Начинает помногу пить, совершенно себя забросив и распустив.
Все сидит на крыльце у двери, как бессловесный большой мастиф,
Ждет, когда возвратится Стив.

Он и вправду приходит как-то - приносит выпечки и вина.
Смотрит ласково, шутит, мол, ну кого это ты тут прячешь в шкафу, жена?
Грейс кидается прибираться и мыть бокалы, вся напряженная, как струна.
А потом начинает плакать - скажи, она у тебя красива? Она стройна?
Почему вы вместе, а я одна?..

Через год Стивен умирает, в одну минуту, "увы, мы сделали, что смогли".
Грейси приезжает его погладить по волосам, уронить на него случайную горсть земли.
И тогда вообще прекращаются буквы, цифры, и наступают одни нули.

И однажды вся боль укладывается в Грейс, так, как спать укладывается кот.
У большой, настоящей жизни, наверно, новый производитель, другой штрих-код.
А ее состоит из тех, кто не возвращается ни назавтра, ни через год.
И небес, работающих
На вход.

© Вера Полозкова

@темы: ссылка на автора, Вера Полозкова

03:57 

Вечно пораженщина (с)
И он делается незыблемым, как штатив,
И сосредоточенным, как удав,
Когда приезжает, ее никак не предупредив,
Уезжает, ее ни разу не повидав.

Она чувствует, что он в городе - встроен чип.
Смотрит в рот телефону - ну, кто из нас смельчак.
И все дни до его отъезда она молчит.
И все дни до его отъезда они молчат.

Она думает - вдруг их где-то пересечет.
Примеряет улыбку, реплику и наряд.
И он тоже, не отдавая себе отчет.
А из поезда пишет: "В купе все лампочки не горят".
И она отвечает:
"Чёрт".

© Вера Полозкова

@темы: ссылка на автора, Вера Полозкова

22:59 

Предотъездное-2.

Вечно пораженщина (с)
...вот пустая квартира. вот вид на садовое, пятый бокал
и неважно чего... при таком-то раскладе - какое кому?
я искал тебя, девочка. или не так. я - искал
не нашел. и осталось лишь пить одному
пить и складывать вещи попарно в пустой чемодан:
будто в ноев ковчег набиваются твари по паре
и от гнева богов, от потопа - бегут в рамат-ган
прикрываясь идеей сиона на ласковой харе.

...бесконечность упреков. раскрытыми дверцами шкаф
постабортно ощерясь ласкается к синим обоям,
книжных полок - увы и увы - поредевший оскал
словно силится кинуть в лицо мне "ну что же такое?"
оставляешь нас? как? на кого? почему? отчего?
отвлекаюсь на gare du nord, заглушаю эфиры
наливаю текилу, моя биография вся от и до
наполняет собой эту слишком пустую квартиру.

... всюду пусто и голо. на желтых обоях цветы.
вот квадратик темнее - мы скалились глупо на фотке,
ты меня целовала, и в ухо шептала мне "ты",
а родители жили тогда в знаменитой высотке...
упираюсь губами в холодный стеклянный бокал,
словно капля дождя он втекает в худые ладони
я искал тебя, девочка. впрочем, не так. я искал.
а уж что не догнал - так и вряд ли тебя кто догонит.

...в позашторье стемнело. пахнуло сиренью, водой...
мой истерзанный дом обесчещенный мнется устало
говорит мне - я так и не понял что было с тобой,
но собрался идти - так иди. и оставь одеяло -

прикрыться. горю со стыда.

© майя_Koffsky

@темы: ссылка на автора, майя_Koffsky

22:56 

Вечно пораженщина (с)
злишься. плавишь меня по венам. наши кассеты пихаешь в ящик.
злишься. устало, обыкновенно. думаешь, что знаешь меня "настоящую".
а я тут вплываю в залив дельфиний, соленым морем сжигая веки
а я пираний дразню и ириний и солнцем кожу травлю... ацтеки
меня бы поняли верно лучше, мой шоколад помнит их заветы
а ты же злишься и только учишь меня как успешно сбежать от лета.
терплю раскаты соленых капель: под ними легче никак не чуять
а злое солнце меня как скальпель режет - или читай - врачует
сдирает кожу, что сочно помнит, как я врастаю в тебя упрямо
как ты врываешься осторожно, как разбиваешься о меня, но
море лечит от этих бредней, песок всыпая в отверзтый клювик
и я признаюсь тебе последней, что ты меня хоть чуть-чуть но...

любишь прокуреный плен машинный, куришь бес счета и даже больше
ты признаешься, что поспешила с этим дурацким отъездом в польшу
с этим вот бизнесом, с этим счетом, с этим "пора и прощай и хватит..."
пишешь, что хочешь быть ближе опять. но к черту! я примеряла тебя к платье
ты не по мерке, не по фасону, ты не по моде - ты не под-хо-дишь
я убежала к другой погоде, к лету и морю. все ясно, вроде.

© майя_Koffsky

@темы: майя_Koffsky, ссылка на автора

07:14 

Вечно пораженщина (с)
Он устает, конечно, but nothing special,
Молод, а дослужился уже
До вице-
Да, он успешен, конечно,
Он так успешен,
Что не находит времени
Удавиться.

Вечером он заходит, находит столик,
Просит "мне как всегда, но в двойном размере",
Так и сидит один и уходит только,
Если его выгоняет Большая Мэри
Или не Мэри, но Анна
По крайней мере,
К Вере и Сью он относится крайне стойко.

Да он успешен, он, черт возьми, успешен,
Днем бесконечно пашет, а ночью пишет,
Только глаза закроет, как сразу слышит,
Что из углов выходят, как на поверке,
Тотчас все эти армии черных пешек,
Все эти тетки с боками прогорклых пышек,
Те, кого он придумал, стоят и дышат,
Дышат и плачут. Он поднимает веки.

Слышь,- говорит одна - с добрым утром, отче,
Вот - говорит, посмотри, я измяла платье,
Оно мне стоило тысячи дальнобоев,
Один меня полюбил - отпускал в слезах аж.
Папа, - говорит, - я устала очень
Мне надоело быть этой старой блядью,
Этой звездой просроченного Плейбоя
Папа, я хочу на горшок и замуж.

Другой хватает его и кричит: "Всю зиму
Я обивал пороги ее парадных,
Я одевался так, как она просила,
Я уже сто страниц не курю ни крошки.
Слышишь, будь мужиком, не тяни резину,
Слышишь, давай, придумай меня обратно,
И напиши туда, где она простила,
Я ее никогда, никогда не брошу."

Третий говорит: "Вот тебе приспичит,
Тебя прикольнет, порадует, позабавит,
Тебе наверное весело. Мне вот грустно..."

Он открывает пачку, ломает спичку,
С третьей он прикуривает, зубами
Стискивает муншдтук до глухого хруста.

Он говорит: "Хотите мятных пастилок?"
Гладит их плечи, сжавшиеся в комочек,
Гладит их платья, севшие из-за стирок.
Шепчет, касаясь губами холодных мочек,
Я не могу, не могу не могу спасти вас,
Я не могу, не могу, не могу помочь вам,

Я не могу, не могу, не умею, хватит,
Надо было вас всех убивать в начале..."

Жена выходит из спальни в одном халате,
Хмурится: "Я услышала - здесь кричали..."

Он обнимает ее и целует в самый
Краешек губ и тихо легко смеется.
Он чувствует, как внутри у ней сердце бьется.

Мэри они придумали вместе с Анной.
От Мэри ему сегодня не достается.

© izubr (Аля Кудряшова)

@темы: izubr (Аля Кудряшова), ссылка на автора

06:55 

Лытдыбр

Вечно пораженщина (с)
Она всю ночь училась своим наукам, каким-то нанайцам, а может быть, финно-уграм. Или другим неведомым языкам. Раз в две недели он входит к ней рано утром стараясь не разбудить ни единым звуком, стараясь не отражаться среди зеркал. Солнце забралось в ее золотую прядь. Первый столичный поезд приходит в пять.
А первая электричка приходит в шесть. Она сопит в две дырочки, нос в подушку. Он напевает, стоит под горячим душем. Хозяйский кот испуганно дыбит шерсть. Она все спит.Так просто спокойно быть с ней рядом, сны ее рассмотреть цветные. Он научился уже приносить цветы ей, но плохо пока умеет их подарить.
А солнце светит во всю неземную прыть. На стенке тень от листьев сквозит резная. Она себя не любит - он это знает и тем еще смешнее ее любить. И убеждать ее, и боготворить, носить на руках по улице - всё без толку. Она работает смайликом в гуглтолке - по крайней мере, любит так говорить. Она всегда говорит и немножко врет, его называет то мужем, то вовсе братом, то клятвы дает на сотни веков вперёд. Да ну ее, Боже мой, кто ее разберет. А кто разберет - не соберет обратно.
Он входит в комнату, небо бьет синевой. Находит ее часы под каким-то стулом. Усталость стекает по гладко выбритым скулам. Он знает, что она уж давно проснулась и просто смотрит цветные сны про него. Сердитый кот когтями диван дерёт, глядит на него глазами цвета металлик. Она спросонья щеки ладошкой трёт.

Он улыбается: "Кто тебя разберет..."
И прячет в карман тихонько пару деталек.

© izubr (Аля Кудряшова)

@темы: izubr (Аля Кудряшова), ссылка на автора

06:36 

Вечно пораженщина (с)
Вот этот город. Остов его прогнил. Каменный остров оставшихся навсегда.
Вот фонарей горячечная слюда.
Вот я иду одна и гашу огни.
Вот этот город, нужный только одним.
Вот и вода, идущая по следам.

Вот этот город. Картиночный до соплей. До постоянных соплей - полгода зима.
Сказочный, барочный его филей.
Набитые до оскомин его дома.

Вот этот город, петровский лаокоон. Не по канонам канувший в никуда.
Вот этот город - окон, коней, колонн.
Слякотная, колокольная ерунда.

Я знаю тебя, с математикой ты на ты. Тебе не составит труда эта разность тем.
Гармония безвыходной простоты.
Геометрия продрогших на лавках тел.

Вот этот город, влитый вольной Невой. Непрерывность парков, прямая речная речь.
Сделай мне предложение - из него,
из дефисов мостов, из наших нечастых встреч.

Вот этот город, он не простыл - остыл. Историю по колено в воде стирал.
Расторгни его союз, разведи мосты.
Закончи эту промокшую пастораль.

Радость моя, ты и с музыкой не на вы. Слушай всё то, что он от тоски навыл.
Гордый больной нарыв на брегах Невы.
Даже его революции не новы.

Чем же он жив, чем дорог его мирок? Чем он дрожит под левым моим плечом?
Теплой пуповиной железных дорог,
Сдобренной разговорами ни о чем.

Сдобренной перегноем бесценных слов, недосогретых губ, что тебе еще?
Как он стоит, чахоточный серый слон?
Чем он благословлён, чем он защищен?

Возьми этот город. Вычти центральный район. Отломай со шпиля кораблик и сунь в карман.
Отпусти его в какой-нибудь водоем.
Смотри, как исчезает его корма.

Смотри, как опадает Дворцовый мост, Васильевский опускается в глубину.
Флюгер берет направленье на норд-норд-ост,
Трамвай уцепился колесами за струну.

Вот этот город, косящий на запад рай с Заячьей, Каменной, Спасской его губой
Вот телефонов осиплые номера.
Вот я стою. Да, вот, я взяла с собой

Теплый пакет с батоном и молоком. Я не приду умирать, приезжай пожить.
Видишь, отсюда видно, как над рекой
Лепит туман облаков слоёных коржи.

Видишь, как он заворачивает в края мёрзлое ощетиненное лицо.
Вот этот берег. Вот я жду тебя. Вот я.
Вот драгоценный песок для наших дворцов.

© izubr (Аля Кудряшова)

@темы: ссылка на автора, izubr (Аля Кудряшова)

04:30 

Месяц - июнь.

Вечно пораженщина (с)
Месяц - июнь. Так упрямо звенят аллеи, в парках усталые лица, и ноги - в пыли, мне далеко до богинь, даже до Психеи, в плеере снова твердят, что не тех любили. Я дохожу до конца перекрестка мира, там - ничего, даже нет сигаретной гари, мне не безумно и даже совсем не тоскливо, я знаю то, что другие всегда не знали. Вместе с холодным летом встречать рассветы, пить из горла не-темное, глотать звезды, не задаваться вопросом - с кем ты, где ты и не внушать себе, что еще не поздно.
Месяц - июль. Я бегу по разбросу лезвий, кажется, лопнет нить...ты меня не слушай, я так устала быть никому полезной, я захлебнулась, лежа в дурацкой луже высохших разговоров, твоих ладоней мне не хватает жара, не тех искала, я принимаю дозу ночных уколов и на пустые дни все опять списала. Снова по паркам, дремлет мертвецки город, снова по лицам - нету истерики, нету. Мой ненасытный, мой беспросветный голод рьяным пинком гоняет меня по свету. Вырваться мне бы из плена, а нет прохлады... Пальцы, слова, и снова - считаем звезды. Мне не хватает, а может быть, просто не надо и я тебе пишу, что напрасно, поздно.
Август. Ломает кости и вновь по кругу - кто-то про слезы, а кто-то дождался встречи, я никому не даю ни души, ни руку, мне так плевать, что лишь время отчаянно лечит. Я безнадежно больна этим городом, лето. Взглядом твоим утолить мне жажду - но нет привычки. Бегло ищу всех тех, кто свободен где-то, а под ногами - лишь обгоревшие спички. Ты мне кричишь, тянешь вниз, послушай, мне не к чему этих слов бравурных потоки, ты, несомненно, хороший и даже, лучший, просто ничей и от этого - одинокий. Мне не лечить тебя и не вытягивать в струны - я отойду, только плеер снова потише... Я посчитала - все умерли наши луны, я не люблю тебя. Ты это вновь не слышишь.

© Елена Глазева

@настроение: как же я люблю этого автора!!!

@темы: ссылка на автора, Елена Глазева

03:53 

Вечно пораженщина (с)
Камнем в ладонь, кругами в морскую гладь.
Будет ли сладкой боль или мягкой плеть?
Сложно, поверь, ответить и не солгать.
Хочется плакать, значит придется петь.

Камнем в ладонь, за пазуху острием.
Сотни дорог, но каждая - в никуда.
Сколько шагов осталось, куда идем?
Хочется плакать, значит придется ждать.

Камнем в ладонь, зов прошлому: что ж, прощай.
Будет ли сладкой боль, коль остры ножи?
Время водой разъело подол плаща.
Хочется плакать, значит придется жить.

Хочется плакать - значит мы будем жить.

© Rowana

@темы: Rowana, ссылка на автора

03:50 

Московская молитва.

Вечно пораженщина (с)
сидя в кафе на какой-нибудь Пятницкой стрит в московской плавильне
я думаю, думаю о тебе, и трудно остановиться
на улице плачет торговка сердцами, вмерзающими друг в друга
мальчик с цветком на тоненьком стебле, скользящий по льду асфальта
спешит навстречу продрогшей худенькой девочке. жизнь струится
по каждой артерии-улице - в каждый горячий сгусток квартиры
любовь – это ток, это шок, это Бог, что делает нас живыми
так мы лишаемся разума, мы забываем земное имя
прости мя

я в хаосе города, где человечье ломается в человеке
где женщины, не начинённые даром, скупают трёхдневную славу
я здесь как контуженый воин, потерянный в дебрях пустых окопов
но где бы ты ни был, далёкий, мне сладко, если тебе – сладко
меня прошибает горечь, если тебе становится горько
не знаю, как это лечить и чем заливать – слезой, алкоголем
за то, что без спроса вдыхаю твой запах и чувствую нас родными
за то, что иду за тобою по мёрзлой земле ногами босыми
прости мя

© Елена Никитаева

@темы: ссылка на автора

Современная лирика. Цитатник

главная