Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
06:53 

Вечно пораженщина (с)
Мне вас и хочется, и не хочется, то ли любится, то ли не очень.
Я разбужу вас от зимней спячки этой глухой героиновой ночью,
я распущу все цветы в ваших вазах, выстелю солнцем балкон.
Мне вас и хочется, и не хочется видеть сквозь светлый сон.

Я помогу вам в меня влюбиться, ну а потом помогу забыть,
я не хочу, чтобы наши страсти переросли в постоянный быт.
Я не хочу вас вводить в заблуждение и обещать моря,
просто мне хочется в вашем взгляде видеть девиз "моя"

Мне вас и хочется, и не хочется помнить на склоне лет.
Я вышиваю своими жилками недолговечный портрет,
я выживаю вашими вздохами, вашими "подойди"
Мне в вас и хочется и не хочется слышать свои дожди.

Я не умею по ярким звёздам выбрать правильный путь,
да, я возможно из тех, про кого говорят "забудь",
только по мне зажигают свечи и вырастают цветы.
Мне вас и хочется, и не хочется нежно позвать на ты.

© метилендиоксиметамфетамин

@темы: пользователи @дневников, метилендиоксиметамфетамин, ссылка на автора

06:43 

Снова не мы.

Вечно пораженщина (с)
ладно, ладно, давай не о смысле жизни, больше вообще ни о чем таком
лучше вот о том, как в подвальном баре со стробоскопом под потолком пахнет липкой самбукой и табаком
в пятницу народу всегда битком
и красивые, пьяные и не мы выбегают курить, он в ботинках, она на цыпочках, босиком
у нее в руке босоножка со сломанным каблуком
он хохочет так, что едва не давится кадыком

черт с ним, с мироустройством, все это бессилие и гнилье
расскажи мне о том, как красивые и не мы приезжают на юг, снимают себе жилье,
как старухи передают ему миски с фруктами для нее
и какое таксисты бессовестное жулье
и как тетка снимает у них во дворе с веревки свое негнущееся белье,
деревянное от крахмала
как немного им нужно, счастье мое
как мало

расскажи мне о том, как постигший важное – одинок
как у загорелых улыбки белые, как чеснок,
и про то, как первая сигарета сбивает с ног,
если ее выкурить натощак
говори со мной о простых вещах

как пропитывают влюбленных густым мерцающим веществом
и как старики хотят продышать себе пятачок в одиночестве,
как в заиндевевшем стекле автобуса,
протереть его рукавом,
говоря о мертвом как о живом

как красивые и не мы в первый раз целуют друг друга в мочки, несмелы, робки
как они подпевают радио, стоя в пробке
как несут хоронить кота в обувной коробке
как холодную куклу, в тряпке
как на юге у них звонит, а они не снимают трубки,
чтобы не говорить, тяжело дыша, «мама, все в порядке»;
как они называют будущих сыновей всякими идиотскими именами
слишком чудесные и простые,
чтоб оказаться нами

расскажи мне, мой свет, как она забирается прямо в туфлях к нему в кровать
и читает «терезу батисту, уставшую воевать»
и закатывает глаза, чтоб не зареветь
и как люди любят себя по-всякому убивать,
чтобы не мертветь

расскажи мне о том, как он носит очки без диоптрий, чтобы казаться старше,
чтобы нравиться билетёрше,
вахтёрше,
папиной секретарше,
но когда садится обедать с друзьями и предается сплетням,
он снимает их, становясь почти семнадцатилетним

расскажи мне о том, как летние фейерверки над морем вспыхивают, потрескивая
почему та одна фотография, где вы вместе, всегда нерезкая
как одна смс делается эпиграфом
долгих лет унижения; как от злости челюсти стискиваются так, словно ты алмазы в мелкую пыль дробишь ими
почему мы всегда чудовищно переигрываем,
когда нужно казаться всем остальным счастливыми,
разлюбившими

почему у всех, кто указывает нам место, пальцы вечно в слюне и сале
почему с нами говорят на любые темы,
кроме самых насущных тем
почему никакая боль все равно не оправдывается тем,
как мы точно о ней когда-нибудь написали

расскажи мне, как те, кому нечего сообщить, любят вечеринки, где много прессы
все эти актрисы
метрессы
праздные мудотрясы
жаловаться на стрессы,
решать вопросы,
наблюдать за тем, как твои кумиры обращаются в человеческую труху
расскажи мне как на духу
почему к красивым когда-то нам приросла презрительная гримаса
почему мы куски бессонного злого мяса
или лучше о тех, у мыса

вот они сидят у самого моря в обнимку,
ладони у них в песке,
и они решают, кому идти руки мыть и спускаться вниз
просить ножик у рыбаков, чтоб порезать дыню и ананас
даже пахнут они – гвоздика или анис –
совершенно не нами
значительно лучше нас

© Вера Полозкова

@темы: ссылка на автора, Вера Полозкова

20:06 

Вечно пораженщина (с)
И ты становишься старше. Суше. Почти как вобла, чуть-чуть с дымком. Нет, вобла - грубо. Допустим, суши. Гастрономическим языком легко, мой ангел, о вечном. Это из тех ироний, которых - тьма. Сырой рыбешкой плывут рассветы, в крупинках риса стоят дома. В приоритетах - минет и шоппинг, еще быстрее, на раз-два -три! И только ночью ты слышишь шепот - проснись, принцесса, заговори, прокисло время в стеклянном замке, сломались солнечные лучи, и разбежались твои служанки, и жирный выводок паучих соткал покровы тебе, принцесса, ты спишь так крепко, что я устал слагать сонеты тебе, и пьесы, и и мазать известью пьедестал, у каждой сказки - свои законы, у каждой жизни - открытый счет, я не убил для тебя дракона, я просто помню тебя еще...И ты смеешься, глотая горечь - японский ужин, привет, Басё, сырая рыба должна жить в море, мезима выпью, и все. И все...

© Мария Хамзина

@темы: Мария Хамзина, ссылка на автора

20:03 

Вечно пораженщина (с)
Она обожает детей и кошек, их Яндекс приносит, и это славно. Есть коврик пушистый в ее прихожей, и синий кораблик на шторке в ванной. Ее девяносто круглы, как персик, ее шестьдесят - шестьдесят, и точка. Она охраняет себя, как берсерк, хорошая девочка, чудо-дочка. Она, деловито наморщив лобик, идет по фэншую навстречу миру, мужчина пока что - смешное хобби, ей нравится быть для него кумиром. Она обожает кино и танцы, глотает мартини, грызет оливку.Покрыта шелками, мехами, глянцем, не кровь с молоком, карамель и сливки...Храни ее, Боже, в земной юдоли, ведь этот гербарий - твоя засада!

Лазоревый цветик в нечистом поле.
Ведь если не ты...
А меня - не надо.
А впрочем, ты знаешь, что я трусиха, что я избегаю прямого света...Храни меня, Боже, но только тихо. Чтоб я успевала платить за это.

© Мария Хамзина

@темы: Мария Хамзина, ссылка на автора

20:01 

Вечно пораженщина (с)
Ребята, скажите - вся эта лажа и вправду цепляет до мандража? Раз клевый чувак про войну не скажет, он больше не клевый, прощайте, жаль? Вся эта кровавая сучья свадьба, направо, налево, равняйся, пли...Мы в детстве читали - все люди - братья. Оплачено братство куском земли. Пятнадцать сестер выдирают серьги из мочек друг другу, где братья, э? Все то, что когда-то горело в сердце, пересчитали потом в у.е.

Заразен пафос, как гонорея, живуч и липок, как таракан...Нет, за столетья не помудрели, лишь помудели, но так, слегка. Кто выйдет в черном, кто выйдет в белом, покрыта карта рубцами лжи. А мама, помнится, так хотела, чтоб мы решили с тобой дружить!

Грузины - бяки, виват, Россия, за ножку Буша, и наших нет. А мама, помнится, так просила, чтоб мы не перлись на красный свет! Пока стреляют по людям люди, пока статистик выводит счет, несут кому-то звезду на блюде, в гарнире - сладости и почет. Пока сочится из пасти пена, пока за холку берут страну, скажу я тем, кто сидит за сценой - засуньте в жопу свою войну!

Кто я такая? Мария, Машка, башкир - мой папа, хохол - мой дед, у осетина куплю барашка, милОму с Дона сварю обед...

Пускай мы даже уже не братья. Наш мир поделен на этажи.
Мы все соседи в одной палате.
Нам хватит места, чтоб просто жить.
"Война до колик осточертела" - все повторяют, как А и Б.
А мама, помнится, так хотела, чтобы война не пришла к тебе...

© Мария Хамзина

@темы: Мария Хамзина, ссылка на автора

19:58 

Вечно пораженщина (с)
Вы знаете, Франка, что зайцы - из меха и пыли,
из солнечных бликов, и красной подкладки плаща?
Я шила их в детстве. Они никого не любили,
Они убегали, и прятались в старых вещах.

И я огорчалась, и снова бралась за иголку,
Я пальцы колола, но шила, преградам назло...
И новые зайцы садились на книжную полку,
А старые зайцы смотрели на них из углов...

Потом пробежали, должно быть, какие-то годы.
Я все позабыла - варила, стирала, мела...
И дети рождались, болели, просили свободы,
Я пела им песни, и даже печенье пекла.

Они приезжают раз в год, на рождественский ужин.
Я очень стараюсь, и все мы от счастья горчим...
И я прикрываю ладонями длинные уши,
Пушистые уши из пыльной, потертой парчи...

Синьора Варэзи, какой змечательный вечер!
Кто красил Вам небо? Отличная выставка звезд!
Глоток капуччино за хрупкую заячью вечность.
За вкус шоколада. За лапы, и уши, и хвост.

© Мария Хамзина

@темы: Мария Хамзина, ссылка на автора

19:41 

Я тебе.

Вечно пораженщина (с)
вот мы и приехали. новыми вагонами.
мирными дорогами. что у нас за пазухой?
новые истории, рваные мелодии,
девочки и мальчики, битые оргазмами
черных понедельников, равных треугольников,
выбрать невозможно их - все такие классные.
думаешь, что ясно мне? ни черта не ясно мне,
ноты все завышены. ты и не услышишь, что
я тебя не верю. я тебе не верю.
что за радость в слове "летать"?
быстро перематывать дайте электричества.
да, мое величество, песни не всегда идут
добрые и светлые. некоторым кажется:
можно и порезаться. если очень хочется -
стой на расстоянии. это состояние
вызвано желанием быть чуть-чуть расстрелянным.
думаешь, что больно мне? ни черта не больно мне.
просто все завышено. ты и не услышишь, что
я тебе не верю. я тебе не верю.
что за радость в крыльях? лети.

© Вольта

@темы: тексты песен

19:37 

На обороте Вина из Одуванчиков...

Вечно пораженщина (с)
Ты сладко спишь. А воздух такой скользящий.
И комнату греет запах твой, что на мне.
Скомкать это все. Упрятать подальше в ящик,
И долго пальцами впитывать по зиме:
Далекий город. Рубашка, что наизнанку.
И твой карамельный смех у меня за плечом...

Ты трогаешь пальцами локоть мне, там, где ранка,
А я смотрю на тебя. И не думаю ни о чем...

Сложить это все и впрыснуть себе под кожу,
Чтоб этим себя зимой от простуд лечить.
Чтоб не изъяли где-нибудь на таможне
Тот миг, когда ты забираешь мои ключи...
В твоих руках так тепло. Где-то слышно трубы,
Что заглушают шепот твой и слова...

Обнимаешь меня. И пальцами гладишь губы...
А я смотрю на тебя. И кружится голова...

© Наталья Озерицкая

@темы: Наталья Озерицкая, ссылка на автора

15:18 

Д. А.

Вечно пораженщина (с)
Его вечер как «Чивас Ригал» по цвету – медь,
Допивает второй, восседая на барном стуле.
Его ямочки на щеках – не смолчать, не спеть,
Так что нет никого прекраснее и сутулей.

Кареглаз, напорист. Ни низок, и ни высок.
В этом городе, узнаваемом по высоткам
Стынет ночь. Он восьмым холодит висок
На последнюю, сильно мятую пятисотку.

Он молчит о ней, так слова его горячи,
А глаза его, тем отчаянней, чем бездонней.
Он молча встает, уходит, в кармане звенят ключи
И мир умещается в тень от его ладоней…

© Наталья Озерицкая

@темы: Наталья Озерицкая, ссылка на автора

01:36 

Ты бы смог?..

Вечно пораженщина (с)
Ты бы смог полюбить такую, как я? Ну, конечно бы,
смог.
Над Бискайским заливом разлился туман и смог,
До него далеко, ну что нам с тобой до него?!..
Мы проснемся вместе, но нам досталось одно
крыло.

Нам достался город, в котором жизнь –
пополам
И никто никому не прошепчет «тебя не отдам».
Та, которая прыгает вверх, улетела бесшумно вдаль…
Приглядись, - обнимает меня за плечи не ты –
февраль,

По губам холодной рукой, он ловит твое тепло,
Нас с тобой занесло, ты слышишь?
Опять не туда занесло.
Испугался? Пойдем босиком по крышам, она мертва,
Та, которая рыщет и рвет кусками…
чье имя давно Тоска.

Та, чье имя я выжгу на кисти, целуй ее и беги.
Ты глазами ловишь, ты ждешь во сне лишь мои шаги.
Отпусти свою душу, что бредет и стонет, цепями звеня…
Ты бы смог…
Ты уже полюбил такую, как я.
Меня…

© Елена Глазева

@темы: ссылка на автора, Елена Глазева

01:31 

Несладкий ноябрь.

Вечно пораженщина (с)
Когда мне хочется лечь на дно, закрыться на все замки,
Когда мне кажется, что темно, и выжжены маяки,
Прогорклым маслом пропахла жизнь, как кухня в дурном чаду...
Я больше, мам, не шепчу "Держись!". Я просто встаю. Иду.
Какие, мама, к чертям, ножи? Твой Андерсен, мама, стар.
Не так уж сложно себя сложить, гораздо труднее встать
С постели, темной, глубокой...Ты меня не буди пока.
Созрели знаки моей беды и капают с потолка.
Я, мама, сильнее, чем я могу, я выбью стекло, прости.
Краду, желаю, кривляюсь, лгу - чтоб было, к чему идти.
Ползти, вцепившись в обрывки фраз, поводья в глухой степи...
Ты спой мне мама, в последний раз -
... "Усни, моя радость, спи..."

© Мария Хамзина

@темы: ссылка на автора, Мария Хамзина

01:28 

Вечно пораженщина (с)
И хочется лечь, завернуться в небо, от всех сквозняков подоткнуть бока...А серая армия дона Рэбы с утра маскируется в облака. Куда ни посмотришь - повсюду рати, подмокшая вата саднит в груди...И я выхожу их встречать в халате, в носках, мизантропии, бигуди. Я режу огурчик, соленый, вялый, нектар для моих дорогих гостей...И осень засаленным одеялом уже застелила мою постель.

-О, Господи, дай мне...
- Возьми сама.
- Сходить за кефиром. Сойти с ума.
И я не мыслю себя без виски, янтарных колосьев вторая власть, была бы я киской - купила вискас, а так - по октябрьски надралась. Цепная дворняга, калачик света тащу по команде "Пошла! Апорт!", мне хочется даже прослыть поэтом - ведь это, по сути, престижный спорт. Четвертая рифма, вода седьмая, не вижу, не слышу, иду на Вы...Как милой бедняжке дожить до мая? Бедняжки к морозам уже мертвы.

О Господи, я же...
- Уже не я.
Расти до отметки. Срастить края.
И я засыпаю, зажав аорту в промокшей, осенней, чужой горсти, промозглое время - другого сорта, уже не способное прорасти, последнее, злое, не мякишь - сажа, скребу по сусекам, держусь в руках, а в общем, родные, совсем не скажешь, что я препарирую облака. Прости меня, милый, за эту силу, хохочет в кармане картонный черт. Я просто хотела, чтоб все красиво. Он садит меня на свое плечо.

О, Господи, слева!
- Смотрю, держись.
Играю на вылет. Играю в жизнь.

© Мария Хамзина

@темы: Мария Хамзина, ссылка на автора

01:24 

Быть или не...

Вечно пораженщина (с)
Время не лечит, но делает нас радушней, и равнодушней, как правило, по ночам. Жаль, никогда не взбивали мою подушку тонкие пальцы бродячего скрипача, жаль, никогда...это больше уже не жалит, схватит, отпустит, и все, проходи, живи. Мы бы взорвали все наши миры, пожалуй, если бы я не боялась твоей любви. Время не терпит, когда вспоминают бывших, крутится жизнь, не давая сойти с тропы..."Да, не сошлось"- с ностальгией друг другу пишем, члены кружка "Фотография для слепых". Мы - огого, мы могли бы, но лень и глупо, ветер закружит, помчится наперерез... "Помнишь, как мы..."- я до крови кусаю губы, помню, как мы не попали в страну чудес. Ты извини, бьется в клетке моя синица, новый амант, феерически, бла-бла-бла.В каждом из них я искала твои ресницы, руки, и лоб...и пока еще не нашла.

© Мария Хамзина

@темы: Мария Хамзина, ссылка на автора

08:53 

Вечно пораженщина (с)
"Любимая, молю влюбленный:
Переходите на зеленый,
На красный стойте в стороне;
Скафандр наденьте на Луне,
А в сорок первом, Бога ради,
Не оставайтесь в Ленинграде...
Вот все, что в мире нужно мне."
© А. Аронов



устала от бесконечности юзерпиков, от незнакомых в сущности отражений, ладонь легко накрывает чужие блики, легко охотится хоть и без снаряжения за счастьем, значимым исключительно для другого, для крайнего, для чужого и не такого, а жизнь ложится в ложку икрой соленой и молвит "вам обязательно на зеленый". вам нужно счастье молча держать за плечи, вам хорошо бы в общем-то поберечься, не стыть, не плакать и не морозить ноги, ну и конечно, не слова теперь о боге.

устала от бесконечности напряжений, от слов, от страсти, от яркости выражений, от бесконечной нежности до озноба, от каждого моего "давай", и твоих "вот чтобы...". от этой вот осторожности очевидной, от нежности до смешного пустой, обидной, такой вот выхлощенной, лишенной и самой сути. не обессудьте...

мой город холоден. утро втекает в полдень. рассвет жеманен и бесконечно липок. я выжат, жалок, смешон и, наверное, голоден без твоих обид и моих ошибок. ты где-то ходишь, учишь меня прощаться, не ждать, не помнить, стать, наконец, взрослее... а мне хотелось бы вовсе не возвращаться, туда, где почему-то меня жалеют. а мне хотелось бы все повернуть иначе, воткнуть печаль как кинжал наконец-то в ножны, забыть, что ты когда очень скучаешь - плачешь, забыть, что и я, к сожалению, тоже...

устала от бесконечности юзерпиков. от нервной своей реакции на зеленый. моя ладонь приемлет тебя как пику - легко, кроваво, выспренно и влюбленно.

© майя_Koffsky

@темы: майя_Koffsky, ссылка на автора

08:51 

А она. Монолог одной кошки.

Вечно пораженщина (с)
а она ждала ее. верила целый год: вот-вот нагуляется, может простит, вернется... она ждала ее. что ей еще остается? героям вобщем-то редко вот так везет - рядом другая, с тонкой прямой спиной, с россыпью рыжих - от уха и до ключицы.... сладко с ней спится, думается, молчится - утром ли вечером в пасмурный выходной. греет ей гренки, намазывает ли сыр ей, укрывает колени постылым банальным пледом - она сходит с ума, она ищет ее по следу, и идет за ней, слышишь?, даже в страну теней. говорит ей, послушай, ну мы же пара, помнишь, как ты заглядывала в глаза, помнишь, как плавились от сырого пара,
от искушения, что хочется и нельзя?

а она отгораживалась, болела, выбирала курорты дороже, а вина тоньше. два месяца ничего не ела (рвало), худела, придумала себе роман с кем-то там из Польши, все друзья поверили, провожали, а она с воказала брела домой. выходные - день напролет в пижаме, между плесневым сыром, кино и мной. терпко прижималась ко мне боками, гладила в позаушье, шумела водой в душе,
трогали леденющими своими руками, говорила все время "знаю же как лучше".

а она ждала ее, мелочи для нее выбирала: тут сумку, тут шарфик, а там заколку, говорила я тебя потеряла, говорила - словно в дыму иголку. говорила, что тебе твои те и эти, я хочу пеленать тебя в руки, ты по ночам все скидываешь одеяла, говорила, мне нужны твоего голоса звуки, мне тебя слишком мало. провожала утром ее в магазины, на руку натягивала колготки, выбирала к ее пежо резину, ни разу не назвав ее идиоткой.

ну что я тебе рассказываю, ты же и сам все знаешь. они конечно же помирились, вылились негой в лето. она перестала мне наливать молоко и отдавать котлеты. и я скучаю по ней, очень по ней скучаю....

© майя_Koffsky

@темы: ссылка на автора, майя_Koffsky

08:47 

Мои надобности.

Вечно пораженщина (с)
мне нужно любить тебя, гладить и говорить,
что это сейчас болит, а потом перестанет,
что в этом году сентябрь со стуком ставен
придет, когда будем ягоды мы варить.
придет погадать на картах про наш приют,
про ту круговерть, что нас тащит с тобой по свету,
что горше тебя и прекрасней царевны нету,
а менестрели как я уже не поют.

мне нужно любить тебя, веровать в тишину -
в святую юдоль для прохвостов и голодранцев,
где нам раздают не нимбы - вино и ранцы,
и ядра для путешествия на луну.
вот мы - вылетаем в мир на своем ядре,
я в ухо тебе шепчу продолженье сказки
о старом коте, о мышке, что любит краски
и их романе... палец твой на бедре -

мне нужно любить тебя. это стучит в висках
вбиваю вот так в смс, в телеграммы, в рифмы...
я буду - ты знаешь? - носить тебя на руках
и мне это нужно. да! я влюбилась, влипла!
смеешься? здорово! нежность растопит боль.
пишу тебе красным поверх побелевших бедер
сентябрь наступит. пойдем по грибы и вроде -
я где-то слышал, будто у нас любовь.

© майя_Koffsky

@темы: ссылка на автора, майя_Koffsky

22:09 

Вечно пораженщина (с)
Око за око - так этот мир устроен?
Правда горчит в глазницах бесполой бездны.
Я соглашусь, что полный лентяй и бездарь,
Но никогда, что дело мое пустое:
Выжечь себя безжалостно, безвозмездно...
Мир принимает ставку, повысив втрое.

© Rowana

@темы: ссылка на автора, Rowana, пользователи @дневников

21:39 

Вечно пораженщина (с)
В пальцах кровит рубин -
Тяжко, поверь, молчать.
Пламя хмельных рябин,
Жар твоего плеча,

Холод твоих волос.
Пламя рябин дрожит.
Все, что хотел, сбылось,
Я пред тобой - держи.

Красной рекой к губам
Кровь ли, рябины сок?
Кто я: жена, раба?
Ветром в лицо песок.

Полно, в глазах рябит,
Звезды в руках звенят.
Горечь хмельных рябин,
Не отпускай меня.

© Rowana

@темы: ссылка на автора, пользователи @дневников, Rowana

21:24 

Вечно пораженщина (с)
а ты заряжай серебряных и пали, потому что нет никакой
любви
корабли на мели, и наши с тобой рубли обесцениваются в карманах
а ты целуй меня крепко в горячий лоб, потому что грядет потоп
последний день на земле,
а у тех ворот уже очередь растаманов
и они там курят и песни поют про жизнь
а ты хлопай меня по плечу: держись!
как зовут эту осень? у нее так черна гортань, у нее золотые кудри и пальцы желтые от куренья
она надирается каждое воскресенье и гуляет по площадям
не проси, говорит, прощенья,
бьет по трескающимся губам
все равно, говорит, не дам ни забвенья, ни отпущенья
всевозможных твоих грехов.
пара сношенных башмаков, бродский, песни и фляжка с ромом.
если я доберусь до дома, верно, буду совсем другой
до свидания,
дорогой...

© mumla-kolombina

21:21 

Вечно пораженщина (с)
Я обещала курить к октябрю – и вот
Ночь мокрым носом тычется мне в живот,
Смотрит глазами, влажными от огней,
Джаз сигаретным дымом струится в ней,
И все дожить не чаешь – а черта с два:
Где-то в апреле только вздремнешь едва –
Осень.
И ты в ней – как никогда, жива.

Где-то в апреле выдохнешься, устанешь,
Снимешь тебя, сдерешь, через плечи стянешь,
Скомкаешь в угол – а к октябрю опять:
Кроме тебя и нечего надевать.

Мысли уйдут под стекла и станут вновь
Бабочками, наколотыми на бровь
Вскинутую твою – не выдернешь, не ослабишь.
Замкнутый круг, так было, ты помнишь – как бишь? -
Каждый день хоронить любовь –
Это просто не хватит кладбищ.

Так вот и я здесь, спрятанная под рамы,
Угол урбанистической панорамы,
(Друг называл меня Королевой Драмы)
В сутки теряю целые килограммы
Строк – прямо вот выплескиваю на лист;
Руки пусты, беспомощны, нерадивы;
Летом здорова, осенью – рецидивы;
Осень – рецидивист.

Как ты там, солнце, с кем ты там, воздух тепел,
Много ли думал, видел, не все ли пропил,
Сыплется ли к ногам твоим терпкий пепел,
Вьется у губ, щекочет тебе ноздрю?
Сыплется? – ну так вот, это я курю,
Прямо под джаз, в такт этому октябрю,
Фильтром сжигая пальцы себе, - uh, damn it! –
Вот, я курю,
Люблю тебя,
Говорю –
И ни черта не знаю,
Что с этим делать.

© Вера Полозкова

@темы: ссылка на автора, Вера Полозкова

Современная лирика. Цитатник

главная