Это не дневник. Не сообщество по интересам.
Это просто мой персональный цитатник современной лирики.

Выражаю огромное спасибо всем присутствующим здесь авторам...)


Если Вы нашли себя среди авторов и вас это не устроило (либо Ваше имя не указано), ради Бога, пишите на умыло, сговоримся.
URL
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
16:03 

Вечно пораженщина (с)
16.02.2010 в 15:29
Пишет Нинквэнаро:

Солнышко.
...а ты ложись, ложись, мое солнышко,
Ты ложись в траву зеленую, высокую,
Падай с гор ручьем, с неба соколом,
Было сладко жить, стало - солоно...


А ты живи, мое солнце, держись,
Ведь ты пока ещё - слышишь? - жива,
Еще достанет на недолгую жизнь
Уменья греться о глаза и слова.
И ты не плачь, мое солнце, не плачь
(ведь за слезами ничего не видать),
Когда холодным камнем станет твой плащ,
Огонь - золой, и горьким снегом - вода.
И только ветер серой крысой шуршит
(здесь даже ветер меж камнями зажат).

А ты дыши, мое солнце, дыши -
На "раз-два-три" вдохнуть, и вдох задержать.
И пусть тебе приснятся теплые сны,
Я рядом буду - целый день или год.

Друг другу мы-то отродясь не нужны,
Да только больше нет у нас никого.

...а ты катись, катись, мое солнышко,
За перевалы, да за горы высокие,
А ветер с гор все бьет в лицо льдом да холодом,
Отравой обернулся мед, железом - золото,
Да и на сердце-то гора, гора высокая...

Не гасни только, не сгорай,
Мое солнышко...


URL записи

@темы: Нинквенаро, пользователи @дневников, ссылка на автора

13:52 

Вечно пораженщина (с)
16.02.2010 в 05:57
Пишет Rowana:

Вот он твой город, распахнутый, как пальто,
Я согреваюсь в снежном его подоле.
Город на части рвется, в куски, на доли,
Небом без дна, прогулками по Подолу
И ежедневной утренней суетой.

Вот он твой город, растрепанный, как коса,
Где тишина бьет пульсом, звенит набатом.
Город мне станет мужем, забытым братом.
Утром вернемся в школу, завяжем банты
И не сумеем главного рассказать.

Вот он твой город, протянутый как ладонь,
Я заплетаю яркие нити улиц.
Мы здесь не засыпали, но вдруг проснулись.
Город с утра дрожащий, спешащий улей,
Хмурый, слегка умытый речной водой.

Вот он твой город, и вот она рядом я,
Ночью нам слишком радостно, утром - тесно.
Я здесь схожу с ума и теряю вес, но
Через полгода не отличишь от местной.
Небо вздохнет и вытечет за края.

URL записи

@темы: Rowana, пользователи @дневников, ссылка на автора

13:47 

Ну, купи мне куклу.

Вечно пораженщина (с)
я не люблю слова «позвоночник», «гостиница» и «никогда».
всё, что во мне происходит – отравленная вода,
та, что на дне спасительного колодца.
а у джульетты не было выхода,
кроме как заколоться.

я люблю человека, которого не люблю.
любовь – лишний орган,
дорогая запчасть к организму.
а у тебя – нечеловеческая харизма,
остаётся смотреть, каяться и молчать.
ты – аневризма,
акт вандализма,
каинова печать.

я не люблю говорить о красотах ландшафтов
и о другой душеспасительной ерунде.
вся эта приторная неправда
не растворяется в кислоте.
отче, как прежде, на высоте,
хоть я его ругаю и тороплю.
он смотрит, как я барахтаюсь в пустоте,
как много думаю, мало сплю,
и утешает:
«я тебе детка другого, получше, куплю»

и, представляешь, я то ли верю,
то ли терплю.

© Ксения Желудова

@темы: Ксения Желудова, ссылка на автора

23:47 

Светская беседа как один из речевых жанров.

Вечно пораженщина (с)
в спасительной духоте
курительных комнат
говорят, кажется, о любви.
мол, окстись, никого не помни,
но каждого
благослови.

уходи, отпускай,
начинай сначала,
кумачовый вымпел передавай
тем, по кому не плакала
и не скучала.
по глотку, по выдоху
забывай.

приключайся с теми,
кого не жалко
хоронить под грузом
бетонных плит.
но сама подпиливай балки.
и сама подкладывай
динамит.

а поборешь приступ
душевной слабости,
преисполнись гордостью
до краёв.
ты еще посмеёшься
над божьей шалостью,
нет, ну, надо же, выдумали:
любовь.

и не ведая ни бессонницы,
ни усталости,
улетай отсель
исполинской птицей.
но никто не сказал,
что от этой радости
так неминуемо
хочется
застрелиться.

© Ксения Желудова

@темы: Ксения Желудова

23:37 

Не раздумывай, приезжай.

Вечно пораженщина (с)
Если ты не знал, я живу в портовом городе, в полустолице.
Таким, как я, здесь по любому поводу дурно спится.
Так вот, если ты умеешь рассказывать небылицы,
Если есть душа, дабы было чем расплатиться,
То не раздумывай. Приезжай.

В нашем городе из-под неба выдернуто плечо атланта,
Оно падает навзничь центнерами дождя.
В нашем городе живут не люди, а памятники утратам
Человечества: из Адамовых рёбер до нашего дня
Уцелело пять миллионов, и все обитают здесь.

В каждом, смотри, и тонкость, и стать, и спесь,
Сегодня февраль, и люди живут подо льдом и снегом:
Кто мхом, кто камушком, кто побегом.
И да, Святой Валентин, вас поздравляют коллеги,
Просят поставить песенку Only you.

Живущие здесь лишены эффекта присутствия,
У нас есть особый род духовности – проституция,
Мы свои золотые мечты продаём с молотка:
У католического ли костёла,
С книжного ли лотка.

Приезжие пробуют жизнь оттенка топлёного молока,
Не умеют еще распробовать с первого запаха и глотка,
А она, между тем, чертовки вкусна и легка.
Так что я жду тебя с первой же переменой здешнего ветерка
С невнятного на попутный.

© Ксения Желудова

@темы: ссылка на автора, Ксения Желудова

01:14 

Не нравится

Вечно пораженщина (с)
Нет, не нравиться, опять не нравиться, что-то колет в левом боку, я устала во всем тебе каяться, бесприданницей на берегу. Улыбаться губами фальшивыми, восемь нот разучить, как стихи, а ты выдернешь, сделаешь лживыми ненаписанные мелом штрихи. Все, что было моим -разбазаришь все, барахло не хранят в сундуках, налетит на меня вновь твое зверье на высоких стальных каблуках. Даже искры в глазах - и те не нравятся, даже в песнях ты видишь подвох, я хотела быть первой красавицей, а меня затоптал полубог. Я не сетую, правда, не сетую, за тобой я с торбою хожу, и с балконов соседских рассветами все углы я твои обвожу. А тебе, понимаешь, не нравиться, хоть я буду семь пядей во лбу, ни красавицей или красавицей, ни царевною на берегу. Ты прости меня, неупокоенную - пахнет дымом моя душа, что пытаюсь одеть корону я, от конфет фольгою шурша, что стою посреди арены, вместо зрителей, судей - лишь ты. И летят в меня лишь сомнения и упреки, а не цветы. Ты прости, что хватаю за руки, вновь ища предначертанный путь, что готовлю чужим твои завтраки и что тщетно пытаюсь уснуть. Что играю твоими насмешками и что сил не хватает играть и что колешь так сильно усмешками, что порой не могу я дышать. Просто мне в паутине маяться надоело последних дней. Хватит, милый. Тебе не нравиться? Так беги отсюда скорей. Улетай вслед за крыльями черными, уходи в унисон дождя. Мне не нравится быть покорною у забытого всеми вождя. Быть смиренною в диких сумерках, быть чужой среди сотен зеркал, быть не нужной тому, кто на кубиках мое имя давно собирал.

© Елена Глазева

@темы: Елена Глазева

01:12 

Небо

Вечно пораженщина (с)
Небо хмурилось и кидалось в прохожих хлопьями, заставляя натягивать на нос шарфы и бежать на автобусы. Небу верилось, что все мечты безнадежно-легкие и плевало оно на все города старинного глобуса. Небо думало - вот бы чайку сейчас из шиповника, да теплей в одеяло из мыслей закутаться и уснуть, но стучало у неба сердце по подоконникам и хотелось все глубже и глубже в том омуте утонуть....

Из любимой чашки, с зонтиком, допивала кофе свой, он напротив дарил ей всего лишь свой взгляд и надежду тонкую. На стене фиолетовой верещали секундами ходики и ломились минутами лучики счастья ее, звонкие. Он был рядом, чужой, в том забавном нелепом свитере. Он руками держал ее душу, с изнанкой путая. Он давился любовью ее, пил ее из бокала литрами, а она - в домашнем халате, смешная, совсем необутая. Он был рядом. Зачем, почему - не хотелось надеяться. Но надежда проникла уже, обхватив горло лапками. Улыбался, светилось сказочно старое зеркальце. Улыбался, а она впопыхах побежала за желтыми тапками.

Озадачилось небо, недюже расшатана психика, это ж надо привидится, словно девиз сумасшествию, и к чему он пришел туда, вновь притяжение? Физика? А она-то, испуганно как, словно паника к бедствию. Рассердилось и выкинуло все запасы бездонно-глубокие, словно пеплом по улицам снег пролетал и окутывал остановки, деревья, постройки из дыма высокие, как следы его от посторонних, случайных, запутывал. Не утешилось небо...Метало, рвало над районами....

Он был близко, хотелось запомнить все шрамы и родинки...Провела по щеке...За окном зазвенело соборами...Ну их к черту, нелепости слов, приворотенки! Он негромко смеялся, она захлебнулась в забвении, провожая его до двери, собирая в пути обстоятельства. Только чтобы ни одного, ну ни одного бы сомнения! Только чтобы ни обиды опять, ни пустого предательства!

Улыбнулось, извечное, светом, все стало понятным и правильным, снег лучился от бликов, таящих чужую историю.

Он не мог бы оттаять он был беспредельно каменным. Она знала, что камень в спектаклях - для бутафории.

Елена Глазева

@темы: © Елена Глазева

23:40 

На сдачи.

Вечно пораженщина (с)
У меня одни стихо-прозы да слезо-смехи, у тебя, я вижу, снова - "здравствуй, ну, как дела?",
Я тебя баюкаю, словно сына, попавшему "на орехи" и пою о том, что себя я не сберегла.
Ты идешь по жизни, небрежно шагая вниз, я парю чуть выше, касаясь твоих плечей,
Мне уже не сложно исполнить восьмой каприз, ты уже боишься признаться, что ты - ничей.
Ты поешь надрывно другим о фальши снов, я тебя вплетаю в них, словно нить макраме.
Изначально сжалилось солнце - спасло улов, и согрело образы, выцветшие на траве.
У меня одни "почему?", "больше уже нет сил", у тебя - "сегодня, наверно, пойдем ко дну...".
..ты меня однажды у вечности попросил и тебе вот дали не вечную, но - одну.

© Елена Глазева

@темы: Елена Глазева, ссылка на автора

11:53 

Вечно пораженщина (с)
Или, к примеру, стоял какой-нибудь поздний август, и вы выпивали на каждого граммов двести: Костя, Оленька, Бритиш, и вы вдвоем.
Если он играл, к примеру, на тринадцатом этаже, то было слышно уже в подъезде, причем, не в его даже, а в твоем.
Что-то есть в этих мальчиках с хриплыми голосами, дрянными басами да глянцевитыми волосами - такие приходят сами, уходят сами, в промежутке делаются твоей самой большой любовью за всю историю наблюдений.
Лето, как муравей, по миллиметру сдает границы своих владений. А он, значит, так жизнерадостен и рисков, что каждый, кто не увидит, сразу благоговеет, режет медиаторы из своих недействительных пропусков и губы всегда лиловые от портвейна.
Излучение от вас такое - любой монитор рябит, прохожий губу кусает, рукавчики теребит - молодой Ник Кейв, юный распиздяйский Санта-Клаус - знать, судьба позвала нас, судьба свела нас, как хороший диджей бит в бит.
И поете вы словно дикторы внеземных теленовостей, которые земляне слушают, рты разинув.
Когда осенью он исчезнет, ты станешь сквотом - полно гостей и совсем никаких хозяев...
И пройдет пять лет, ты войдешь в свой зенит едва - голос все тот же, но вот как-то уже не тянет - у тебя ротвейлер и муж-нефтяник, у него - бодрящаяся вдова.
Тебе нужно плитку под старину и всю кухню в тон, разговор было завязался, но тут же замер: "Есть у вас какой-нибудь дизайнер?"
И приедет, понятно, он.
Ну ты посидишь перед ним, покуришь, как мел бела. Вся та же хриплость, резкость и бронебойность.
Он нарисует тебе макет и предложит бонус, скажет: "Ну ты красавица. Бог берет на слабо нас"
Никаких больше игр в разбойников и разбойниц.
Ну проводишь его до лифта.
До подъезда.
До угла.
У нефтяника кухня так и останется, как была.

© Вера Полозкова

@настроение: Хорошо зацепило...

@темы: Вера Полозкова, ссылка на автора

11:48 

Другое кино.

Вечно пораженщина (с)
Да кто тебя трогает, Господи, не ори ты.
Это просто осколок, никто не целил тебе в живот.
Он похож на героев Алехандро Гонсалеса Иньярриту -
Чья-то скорая смерть во взгляде его живет.

Хранит наркоту в пузырьке от аскорутина.
Носит высокий ворот, как полицай.
Ты точь-в-точь Баттерфляй из последнего фильма Квентина Тарантино -
Та, которой потом отрезало поллица.

У тебя был бронежилет на такие случаи, но истерся от долгой носки.
- Сука, я же люблю тебя. Я люблю тебя.
- Я учту.
Вы почти персонажи Даррена Аронофски -
Два динамика,
отпевающие мечту.

© Вера Полозкова

@темы: Вера Полозкова, ссылка на автора

08:47 

Вечно пораженщина (с)
Если ты про мать - редко видимся, к радости обоюдной,
Если ты про работу – то я нашла себе поуютней,
Если про погоду, то город наполнен влагой и темнотой.
Если вдруг про сердце, то есть два друга, они поют мне:
«Я не той, хто тобі потрібен,
Не той,
Не той».

Если ты про моих друзей – то не объяснишь, как.
У того дочурка, у той – сынишка,
С остальными сидим на кухне и пьем винишко,
Шутим новые шутки и много ржем.
Если ты про книжку – то у меня тут случилась книжка.
Можно даже хвастаться тиражом.

Я даю концерты, вот за три месяца три столицы,
И приходят люди, приносят такие лица! –
Я читаю, травлю им всякие небылицы
И народ, по-моему, веселится.
И мне делается так пьяно и хорошо,
Что с тобой хотелось бы поделиться –
Если б ты когда-нибудь да пришел.

Память по твоим словечкам, вещам, подаркам,
Нашим теркам, фоткам, прогулкам, паркам –
Ходит как по горной деревне после обвала.
А у бывшей большой любви, где-то в ноябре
Первенец родился, назвали Марком.
Тут бы я, конечно, вспомнила о тебе,
Если бы когда-нибудь забывала.

Что ты делал? Учил своим параноидальным
Фильмам, фразам, таскал по лучшим своим едальням,
Ставил музыку, был ближайшим, всегдашним, дальним,
Резал сыр тупой стороной ножа.
За три года не-встречи дадут медаль нам.
Правда, руку на сердце положа,

Где-то после плохого дня или двух бутылок
Мне все снится твой кругло выстриженный затылок;
Иногда я думаю, что с тебя
Началась череда всех вот этих холодных и милых
Вежливых, усталых, кривых ухмылок
Мальчиков, что спят со мной, не любя.
Просто ты меня больше не защищаешь.
Вероятно, ты то же самое ощущаешь,
Где-то в самой чертовой глубине –
Хотя дай тебе Бог,
чтоб не.

© Вера Полозкова

@темы: ссылка на автора, Вера Полозкова

08:45 

Вечно пораженщина (с)
С ним ужасно легко хохочется, говорится, пьется, дразнится; в нем мужчина не обретен еще; она смотрит ему в ресницы – почти тигрица, обнимающая детеныша.

Он красивый, смешной, глаза у него фисташковые; замолкает всегда внезапно, всегда лирически; его хочется так, что даже слегка подташнивает; в пальцах колкое электричество.

Он немножко нездешний; взор у него сапфировый, как у Уайльда в той сказке; высокопарна речь его; его тянет снимать на пленку, фотографировать – ну, бессмертить, увековечивать.

Он ничейный и всехний – эти зубами лязгают, те на шее висят, не сдерживая рыдания. Она жжет в себе эту детскую, эту блядскую жажду полного обладания, и ревнует – безосновательно, но отчаянно. Даже больше, осознавая свое бесправие. Они вместе идут; окраина; одичание; тишина, жаркий летний полдень, ворчанье гравия.

Ей бы только идти с ним, слушать, как он грассирует, наблюдать за ним, «вот я спрячусь – ты не найдешь меня»; она старше его и тоже почти красивая. Только безнадежная.

Она что-то ему читает, чуть-чуть манерничая; солнце мажет сгущенкой бликов два их овала. Она всхлипывает – прости, что-то перенервничала. Перестиховала.

Я ждала тебя, говорит, я знала же, как ты выглядишь, как смеешься, как прядь отбрасываешь со лба; у меня до тебя все что ни любовь – то выкидыш, я уж думала – все, не выношу, несудьба. Зачинаю – а через месяц проснусь и вою – изнутри хлещет будто черный горячий йод да смола. А вот тут, гляди, - родилось живое. Щурится. Улыбается. Узнает.

Он кивает; ему и грустно, и изнуряюще; трется носом в ее плечо, обнимает, ластится. Он не любит ее, наверное, с января еще – но томим виноватой нежностью старшеклассника.

Она скоро исчезнет; оба сошлись на данности тупика; «я тебе случайная и чужая». Он проводит ее, поможет ей чемодан нести; она стиснет его в объятиях, уезжая.

И какая-то проводница или уборщица, посмотрев, как она застыла женою Лота – остановится, тихо хмыкнет, устало сморщится – и до вечера будет маяться отчего-то.

© Вера Полозкова

@темы: ссылка на автора, Вера Полозкова

22:41 

Вечно пораженщина (с)
Нужно сделать так много дел,
Ограничить себя в еде,
Надо в комнате пол помыть
И не ныть о вреде зимы,
Выйти из дому наконец,
Перестать утопать в вине
И готовиться к февралю...
А я просто ложусь и сплю.
Мне хреново, вот я и сплю.

© Леди Лайя

@темы: Леди Лайя, пользователи @дневников, ссылка на автора

22:37 

Свежее, прекрасное, прямиком от автора

Вечно пораженщина (с)
15.01.2010 в 18:45
Пишет Леди Лайя:

Снег колюче целует губы, подставляет тугие плечи.
Есть такая любовь, что губит. Есть такая любовь, что лечит.
И настолько в душе лилово, что на звезды - не наглазеться.
Есть стихи, что ты пишешь словом. Есть стихи, что ты пишешь сердцем.
Я мечусь по сугробам слепо, облака обнимаю жадно.
Есть такие, кто жаждет неба. Есть и те, кого небо жаждет.
Тот, кто сам за себя в ответе, не боится зимы и риска.
Есть те искры, что гасит ветер. Есть горящие вечно искры.
Можно выбить стекло балкона, можно душу в январь оправить...
Есть падения по закону. Есть полеты превыше правил.
И гуляет мороз по коже, белоснежный узор рисует...
Есть мечты - на туман похожи.
Есть мечты...

но не буду всуе.


печальное дополнение, которое лучше не читать

URL записи

@темы: Леди Лайя, пользователи @дневников, ссылка на автора

23:05 

Вечно пораженщина (с)
Нет, я чту теперь документы:
Договоры, уставы, пакты.
Только веские аргументы.
Только хрустко сухие факты.

Можешь хмуриться большелобо
И сощуривать взгляд медузий –
Я упорно взрослела, чтобы
Не питать никаких иллюзий.

И теперь, когда слита щелочь
И промыты кривые колбы:
Ты неслыханнейшая сволочь.
Ты прекрасно мне подошел бы.

Злополучно, многострадально,
Изумительно и упруго –
Мы ведь скроены идеально,
Исключительно друг для друга.

Черный с белым, кровавый с синим
Мы б лучились таким сияньем!
Как же там?.. – я была бы инем,
Ты, понятно, суровым янем.

Это было столь очевидно,
Что добром не могло кончаться –
Мы раскланялись безобидно.
Мы условились не встречаться.

Шутим в письмах о грозной мести,
Топим в лести и ждем ответа.
Мы так счастливы были б вместе,
Что и сами не верим в это.

© Вера Полозкова

@темы: Вера Полозкова, ссылка на автора

22:13 

Вечно пораженщина (с)
знаешь, чего мне хочется
больше, чем всяких чудес?
хоть в нашем мире и это чудом назвать удастся?
хочется, чтоб перестали иметь свой вес
лесть, лицемерие и коварство.

- деточка, - скажешь, -
наслушалась сказок ты,
так не бывает, в утопиях лишь и прочих,
проще из сажи взрастить на земле цветы
без удобренья, семян и глубокой ночью!

мне наплевать; я хочу без притворства, лжи -
если спрошу - получать для себя ответы.
если ты хочешь сказать - не тяни, скажи,
да, расскажи мне это.
хватит темнить и утаивать, со спины
тонко кидать волокнисто-сырые намёки.
речь и слова человеку давно даны
души друг друга трогать.
тронь же мне душу - высыпь из рта слова -
только не липкой и склизкой массой, - как ты умеешь,
режь-меня-правдой, пока я ещё жива,
острая правда всё ж лучше обманов клейких.

спросишь, чего мне хочется?
я отвечу...
может, тебе такое впервые, ново...
Честности хочется мне, че-ло-ве-чес-кой
чест-нос-ти,
знаешь такое слово??

© Олеся Губенко

@темы: Олеся Губенко

22:10 

Вечно пораженщина (с)
мне когда-то хотелось обнять целовать гранит
и песчинки земли и весь мир что тебя хранит
мне хотелось найти для тебя пресвятой Грааль
и впитать в свое сердце твой хрупкий глазниц хрусталь

но теперь, извини, от тебя меня лишь мутит.

мне хотелось изведать все трещины близких рук
каждый шрам каждый вздох и воздушный небесный стук
изучить направленья течений венозных рек
и "увидев Париж" и увидев тебя умереть

но теперь, извини, мы же только друзья. ты - друг...

обласкать тебя сердцем и вот - прогонять взашей
поломалась иглою душа и погиб кощей
я как раньше способна сказать захотеть и смочь
нет я в полном порядке живу и дышу и проч

да и это - в полнейшем порядке безумных вещей..

© Олеся Губенко

@темы: Олеся Губенко

18:17 

НеСказки. Мэри.

Вечно пораженщина (с)
Леди Мэри идет, улыбаясь небрежно домам,
И за ней - целый шлейф восхищенных улыбок ответных.
Мэри - сильная женщина, всем управляет сама,
Кроме только простых перемен направления ветра.

Няни лучше ее не сыскать и на целой Земле.
Элегантность в перчатках, что зонтиком строгим крылата.
Мэри просто приходит. И с ней не захочешь взрослеть.
Раздает свою жизнь по минутам, не требуя платы.

Мэри вечером гасит все лампы и смотрит в окно.
Вдруг изменится что-то, когда переменится ветер?..
Знать, что ты совершенство - прекрасно.
но каждую ночь
Мэри слышит, как плачут ее нерожденные дети.

© Леди Лайя

@темы: Леди Лайя, пользователи @дневников, ссылка на автора

18:16 

Вечно пораженщина (с)
Узнай этот день по лязгу чужих ключей,
По запаху кофе, что просочился в двери,
По сладкому шепоту: "Ты все еще уверен,
Что будешь, как раньше - пьяный, смешной, ничей?"

По дрожи чужой ладони в твоей руке,
По звону цветных сережек, по танцу жестов.
По шелку постелей, где жарко, темно и тесно,
По жадному вдоху после "прости, окей?"

По рюмкам абсента, если в груди саднит,
По россыпи волосков и родимых пятен.
По каждой минуте, когда ты почти что спятил,
Но так и не смог осмелиться позвонить.

По смыслу, который каждый из нас искал,
По вороху снимков, что ты нашел намедни,
Где русые пряди блестят золотым и медным
И вьются на слишком белых моих висках,

А пальцы укрыты мелкой цветной пыльцой...
По косам пустых аллей, по дыханью улиц,
По сонному скверу, где я засмеюсь, целуясь
И где не сумею вспомнить твое лицо.

© Rowana

@темы: Rowana, пользователи @дневников, ссылка на автора

18:14 

Яблоки на траве.

Вечно пораженщина (с)
Кто-то чужой меня гладит по голове; одну пятую жизни я знаю его – сто лет; мне пятьсот, я правей и правдивей всех королей и светлей, чем все женщины на земле. У меня в саду лежат яблоки на траве, мы с чужим собирали их век назад, скрипнет дверь, свет, как дождь, упадет в глаза; мне пятьсот – и я выросла, он сказал: я теперь готовлю, стираю и берегу – голову, горло и денежки на еду.
Мне пятьсот, я все жду – тебя, дорогого, жду,
побегу в пургу, по речному льду через берег и в темноту и родным тебя ласково нареку…

А потом возвращусь, потому что мне показалось, крестимся и поём;
тебя нет, дождь в окне плещется, будто бы водоем; мы вдвоем с чужим тебя ждем и пьем чай, вино, яблочное варенье, желтое, как янтарь, и сладкое, словно мед.
Он придет, он придет, он придет, придет, - обещает чужой.
Календарь
мой врет.

Мне пятьсот, я не верю в календари, от зари до зари колыбельные сад поет, спеют яблоки, нам с чужим – лишь зима до седин.
Меня можешь спасти только ты один,
Никаких середин – только ты один.

Ты совсем один.

А с рассветом вдруг становится все живей: сад, поля, а в полях васильки и рожь.

Кто-то чужой меня гладит по голове и обещает, что ты придешь.

© Сфандра

@темы: пользователи @дневников, ссылка на автора

Современная лирика. Цитатник

главная